Перейти к публикации
ВалерийВП

Бухты города-героя Севастополя

Рекомендованные сообщения

газета "Слава Севастополя" открыла целый цикл материалов, посвященных описанию всех бухт города-героя Севастополя - прекрасное пособие для краеведов и тысяч севастопольцев, любящих свой родной город... По мере поступления материала буду добавлять...

Казачья бухта, (Двойная)...

 

Изображение

Сегодняшняя публикация о топонимических и исторических корнях Казачьей бухты открывает собой целый цикл материалов, посвященных описанию всех бухт города-героя Севастополя - прекрасное пособие для краеведов и тысяч севастопольцев, любящих свой родной город... Существует романтическая древнегреческая легенда о том, что в стародавние времена свирепая и грозная дочь Зевса - богиня охоты Артемида выбрала побережье Ахтиарского Лукоморья местом для строительства храма бога Солнца. Однако колебатель земли - её дядя, грозный бог морей и океанов Посейдон издавна хранил в сердце лютую ненависть к Артемиде - она зверски лишила жизни одного из его сыновей. Посейдон обрушил волны не создание Артемиды, ударил трезубцем по Гераклейской дуге и наложил свою пятипалую богатырскую длань на вскипевшую алою магмой землю. Время сморщило следы от ладони, искривило образовавшиеся "пальцы", но не смогло их разрушить. Стали они каменными грядами. Каждый палец-гряда. А между ними образовались бухты. Между большим и указательным - Северная, между указательным и средним - Корабельная, между средним и безымянным - Южная, между безымянным и мизинцем - Карантинная...

Последняя бухта Севастополя - Казачья в западном направлении находится перед Херсонеским маяком, глубоко врезаясь в Гераклейский полуостров с севера на юг. Вход в неё ограничивает с запада мыс Западный, с востока в 6 кбт мыс Манганари.

 

По размерам и защите от стихий она очень схожа на бухту Южную, только в два раза больше по размерам. Так же, как в Южной, в Казачьей, только уже с западной стороны, есть небольшая, параллельно расположенная бухта, именуемая Соленой.

 

Огромный плюс: в этих бухтах практически нет волны, но почти всегда гуляет ветер.

 

Поэтому гонщики на парусных досках давно облюбовали эти места для каталок.

 

"Казачка" - такое её название в разговорной речи, бухта будущего, хотелось написать о ней. Но это сложно сделать, хорошее будущее может строиться планами, по которым можно сверяться, когда строится новое. У нас же в неньке Украине живем, как в танке, - вначале едем, а потом смотрим что, сломали, натворили и оставили позади.

 

Так и в бухте Казачьей, и не только в ней. Обладая сумасшедшим потенциалом как для базирования маломерных судов, так и в качестве реакрационой зоны, с прекрасными местами для пляжей и пансионатов, мы имеем сейчас заброшенные бухты, с грязными берегами и неправомерными застройками под индивидуальное строительство.

 

Огромный плюс, правда, в том, что при входе в Казачью бухту от мыса Западный до забора Океанариума находится государственный ландшафтный заповедник "Казачья бухта", и пока застройка этого побережья ему не грозит.

 

Напротив, на мысе Манганари находится нефтехранилище, состоящее из огромного количества баков, и с бухты Камышевой идет отгрузка дизтоплива во все стороны света.

 

Далее. С обеих сторон бухты расположились военные. С запада - украинский военный Океанариум с ручными дельфинами и ПВО ВМС ВС Украины, с восточной стороны - российские химсклады и склады ГСМ, а дальше - российский гарнизон морской пехоты. За время его нахождения рядом вырос маленький городок - поселок Казачья. Здесь много живет отставников. Маленький отдаленный район Севастополя с особым колоритом.

 

Нужно признать, что и местное население, увы, не блещет любовью к своему уголку проживания: в местах отдыха вдоль бухты пестрят черные проплешины от кострищ и горы мусора, которые убираются энтузиастами, да еще по времени локально - к выборам народных избранников.

 

Сама бухта и берега - места, исторические. При греках Херсонеса Таврического, которые имели основной город у бухты Карантинной, здесь была воинская фактория с башнями и крепостной стеной. А само поселение, что отрыли археологи в устье бухты, и сейчас радует глаз прямыми улицами, колодцами, полными водой.

 

Напротив поселения находится маленький остров, сейчас там памятник морским пехотинцам, а ранее, в 1200 годах, находился храм римского эпископа, проповедавшего в Инкерманских каменоломнях, Святого Клемента, который принял в Херсонесе мученическую смерть.

 

Поселение выполняло охранные функции при грандиозных по своим масштабам сельскохозяйственных хорах.

 

На них выращивали виноград. Вино, которое из него делали, было основным средством для продажи и обмена. И вот что удивительно: гуляя по месту бывшей узкоколейки, построенной в 1913-м году, по которой возили от причала на 35-ю героическую батарею огромные 305 мм стволы орудий, в скале взгляд упирается в тарпан (нижняя часть виноградного пресса) метр на метр размерами, предназначенный для выдавливания виноградного сока. Хоть сейчас ставь деревянные боковины и налаживай производство.

 

История напластована здесь очень причудливо. Правда, в ходе строительства батареи и бомбежек в период Великой Отечественной войны многое из исторических раритетов утеряно навсегда. Местность и по сей день носит, однако, название Гераклейский полуостров в честь греков из Гераклеи.

 

В те времена название оконечности Гераклейского полуострова на северо-запад, где с 1818 года мыс украшает Херсонеский маяк, было Кап-Фонари (мыс с фонарем), сейчас - это мыс Маячный. Но тема одна - говорить, мигая светом своих фонарей, кораблям, Вы уже дома, заходите к нам, отдохните, оставьте немного деньжат и плывите дальше, ну и безопасность, конечно, гарантируется...

 

Поколение местных рыбаков 50-х годов северный ветер называло, кстати, фонарным ("с фонарей дует")... Сейчас сленг другой.

 

Бухта эта двойная. Сверху, от моря, как два растопыренных пальца в приветствии "Победа" - восточная бухта - Казачья, западная бухта - Соленая. Обе бухты мелки глубинами, илисты и песчанны, на мелях здесь, судя по разнообразию якорей, что находят аквалангисты, выбирали стоянку множество судов.

 

Кроме этого, много под водой античной керамики, бутылок из-под шампанского и посуды 1854 годов, оставленных нам в память о французах, что базировались в соседней бухте Камышевой. Еще много под водой всякого железа с итальянскими названиями и клеймами. Это - останки итальянского линкора "Джулио Чезаре" (Юлий Цезарь), что по репарации достался СССР. Он имел название "Новороссийск" и 29 октября 1955 года был подорван в Севастопольской бухте.

 

В перевернутом виде его отбуксировали в Казачью бухту и здесь потом разделывали на металлолом. Что тут говорить - горькое событие в истории российского флота. Напоминанием об этой трагедии служат огромные буксирные понтоны, что и по сей день стоят на восточном берегу.

 

Соленая бухта своим названием обязана небольшим прииском по добыче соли, который с поднятием уровня моря перестал функционировать. У Казачьей же название идет от казачьих разъездов, что базировались в ее верховье, неся пограничную службу в период военной кампании.

 

В Соленой бухте в 1942 году на мели стояла, прикрывая аэродром на Херсонесском мысу, легендарная зенитная батарея N3 "Не тронь меня". Сделанная из недостроенного отсека линкора, батарея настолько мешала немцам, что после ее гибели 19 июня 1942 года в своих дневниках этот факт отметил генерал Манштейн. Батарея за 9 месяцев боев сбила 29 самолетов фашистов.

 

Командир батареи артиллерист капитан-лейтенант Сергей Мошенский погибший на боевом посту, за 9 месяцев боевых действий только один раз сошел на берег, и то в штаб за наградой, за орденом Красного Знамени. Остались его письма к жене и дочери, мужественный и прекрасный был и командир, и человек.

 

В 1913 году в трех верстах от мыса Херсонес началась постройка батареи N25,8(35). Для этого в октябре 1913 года Севастопольский порт углубил фарватер Казачьей бухты до пятнадцати футов на протяжении 114 сажень.

 

В устье бухты за пятьдесят тысяч царских рублей был построен каменный причал для доставки 305-мм стволов и механизмов, сейчас это причал N243. Сто лет им пользуются моряки, и от нас яхтсменов, низкий поклон за это и спасибо царю батюшке Николаю Второму Романову и строителям причала.

 

Сама батарея уже под N35 была сдана в эксплуатацию в 1927 году и вооружена орудиями с линкора "Полтава".

 

Батарея и стала центром обороны Херсонеского полуострова, сражаясь до последнего снаряда, была в конце концов подорвана личным составом и оказалась местом трагической гибели и пленения в июле 1942 года шестидесяти тысяч наших солдат и моряков, местом поклонения перед неповторимым подвигом соотечественников.

 

Сейчас здесь построена часовня, вырос прекрасный мемориал - "Музей 35-й батареи", один из лучших на территории Украины.

 

Не прошло, правда, и двух лет, и в 1944 году на берегах Казачьей бухты были пленены тридцать тысяч фашистов, уже при освобождении Севастополя.

 

Совсем недалеко от батареи, над причалом яхт-клуба, на горке, находится памятник Павлу Силаеву, сотруднику органов госбезопасности, который в июле 1942 года подорвал себя вместе с немецкими офицерами, не сдавшись в плен.

 

...Суровая история, тяжелая память, не нам судить военоначальников, бросивших свою армию летом 1942 года погибать на берегах Казачьей бухты. Но исторические параллели, правда, со знаком "наоборот", все-таки проведем. В первую оборону Севастополя 1854-1855 годов, её руководители - три адмирала, пятнадцать генералов вместе со своими моряками и солдатами легли в каменистую Севастопольскую землю, а в 1942-м только политработник полковой комиссар Борис Максимов не сел в самолет на Херсонеском аэродроме, а отдал свое место женщине с ребенком, остался с подчиненными и погиб, организовывая оборону. Остальные же руководители Севастопольского оборонительного района улетели, уплыли....

 

Страшная правда героической трагедии.

 

Одним словом, весь Херсонеский полуостров, район бухты Казачьей - сплошное кладбище и мемориал погибшим.

 

Но жизнь продолжается. Сейчас рядом с раскопками древних поселений строится яхт-клуб "Казачья бухта", и дети под парусами на "Оптимистах" и "Кадетах" раскладывают свои галсы на фоне исторических мест. В октябре 2012 года здесь прошел местный чемпионат крейсерских яхт, раскрасив акваторию спинакерами.

 

У бухты вырисовывается прекрасное будущее, и только от нас, живущих на этих берегах, и будет зависеть, что здесь предстанет городу и миру в скором времени.

 

http://slava.sebasto...a-dvoynaya.html

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Сухарная бухта (Сухарная балка, Севастопольский оружейный арсенал)

 

 

Изображение

Она находится на Северной стороне Севастополя, следующая в восточном направлении после бухты Голландия. Название "Сухарная балка" осталось по наименованию казенных военных заводов, занимавшихся изготовлением и сушкой сухарей для нужд флота. Солонина и сухари, квашеная капуста - основные продукты питания на парусном флоте в те далекие времена. Да и сейчас на каждом добром корабле у кока всегда в провизионке найдутся сухари на случай шторма, когда нет возможности готовить горячую пищу, или нужно дать уставшим товарищам, чтоб отвлечь их от нерадостной судьбы качаться на море без особого счастья. Интересно, что еще в 1955 году в балке оставались разрушенные здания сухарных заводов, это были небольшие помещения с двумя, тремя русскими печами. Хлеб был ржаной, черный, круглый, тогда форм для выпечки не было. Хлеб нарезали, укладывали в печи на кирпич или металлические полки и оставляли сушиться до тех пор, пока он не превращался в сухари. Эдуард Михайлович Пугач, яхтенный капитан, историк парусного Севастополя и города, который это все мне рассказывал, вспоминал, как в 1980 году он пробовал на вкус сухари 1902 года закладки! Это были ржаные сухари, завернутые в парафиновую бумагу, по три штуки в каждой упаковке. - На вкус, - сказал Эдуард Михайлович, - это обычные стандартные вкусные сухари. А ведь им век! До появления русских моряков в этой бухте находилась маленькая татарская рыбацкая деревня, аул Ак-Яр; белая скала, утес - так переводится с татарского это название. Красивейший белый инкерманский известняк огромным утесом нависает над голубой бухтой в этом месте. Говорят, что именно отсюда обозревал окрестности будущего города Александр Суворов. С этого места и пошел славный в будущем град Севастополь. Судьбой ему было предопределено стоять при войнах насмерть, доказывая, что не зря в мирное время на него тратились колоссальные суммы средств. Огромные деньги шли на подготовку флота, на учебу офицеров и матросов, которые в лихую годину становились простыми героями, на строительство фортов, бастионов, что сегодня стали впечатляющими музеями. Соответственно, и название города в течение первых девяти лет существования нынешнего Севастополя было по названию этого места - Ахтиар. Первыми здесь, в Ахтиарской бухте, зимовали в 1782 году фрегаты "Храбрый" и "Осторожный" под командованием капитана 1 ранга И. Одинцова, который и составил первое описание рейда и карту глубин. А в следующем, 1783 году контр-адмирал Фома Фомич Мекензи начал постройку города в Чабан-лимане, ныне бухте Южной. Название города и рейда так и оставалось - Ахтиар. Только после посещения наших мест Екатериной Великой в 1792 году городу было дано название, берущее начало от древних генуэзских званий - "Севаст". В Италии, в частности Генуе, это приставка перед фамилией, то есть уважаемый, важный человек, а "поль" - город. Вот и получился "важный, уважаемый, достойный поклонения город" или просто - Севастополь. Что интересно, благодаря внуку Екатерины, Павлу I, который бабушку ненавидел, название города еще раз поменялось, и Ахтиар вновь появился на картах на долгие 8 лет. Пришедший в результате дворцового переворота Александр I сказал просто: "Все вернуть, как при бабушке было!" И с тех пор Севастополь своего имени больше не менял. А сухарный завод со временем превратился в артиллерийскую лабораторию и пороховой погреб и, по архивным документам, начал действовать с 1879 года. В дальнейшем произошла специализация, и арсенал в Сухарной балке был преобразован в мощное военное подразделение для хранения снаряжения, ремонта и выдачи артиллерийского и стрелкового вооружений. Нужно понимать, что в Севастополе арсенал появился с 1825 года и находился в разных местах города с целью безопасности и удобства специализации. Подразделения назывались по-разному: это и склады, магазины, пороховые погреба, и арсеналы. Они находились в Лабораторной, Сухарной, Георгиевской балках, Килен-балке, в Инкермане, на Николаевском, Павловском, Александровском мысах и в Северном укреплении. Так годами создавалось большое количество запасов вооружений и боеприпасов на случай войны. Но вернемся к Сухарной бухте. Удаленность от входа в неё, прекрасные условия для стоянки кораблей, практическое отсутствие волны и вместе с тем неприступность с суши (в бухту ведет всего одна дорога по балке) - все это привело к появлению здесь больших и хорошо укрепленных складов вооружений. Уже в Крымскую войну арсенальцы кровью вписали свои имена в славную историю города. На мраморных плитах церкви Архистратига Михаила, что на улице Ленина, среди отличившихся при обороне города занесены названия: 4-я, 8-я Лабораторные роты, 7-я Арсенальная. Склады арсенала не сразу строились, часто возникали проблемы с безопасным хранением боеприпасов, его снаряжением и, главное, с охраной боезарядов. Со временем в неприступном белом утесе пробили множество штолен и организовали склады в глубоких, тихих, с постоянной влажностью и температурой местах хранения оружия. Готовность арсенальцев проверялась в годы войны: оттачивалось умение быстро, безопасно обеспечивать потребности оружия флота, и это наука! Тяжелое положение арсеналов было после Октябрьского переворота и Гражданской войны. Они были разорены Первой мировой войной, интервенцией, в годы Советской власти, когда в окружении врагов вся страна, напрягая силы, готовилась к войне. Особенно оставляла желать лучшего техника безопасности. Так, 20 апреля 1933 года при замене старых взрывателей в 130-мм снаряде произошел взрыв, погибла работница Бухтиярова, которая, заворачивая взрыватель А-13, ударила молотком по ключу, поправляя выскочившую из гнезда шпонку. На месте взрыва погибли три человека, еще одна работница умерла в госпитале, пять человек были ранены. Комиссия, что расследовала трагедию, установила, что причиной взрыва стали некачественные взрыватели и если б не этот случай, взрыв обязательно произошел бы во время выстрела из орудия на корабле. Были в среде арсенальцев и свои передовики. Так, для выпуска 37-мм снарядов, что использовались в зенитной артиллерии и для стволиковой стрельбы, нужно было при снаряжении патрона точно по весам засыпать взвешенный порох. Работа была сложной и ответственной, за смену работник-навесчик успевал изготовить только 120 снарядов, а весов было всего 7 штук. И здесь отличилась Газухина Анастасия Яковлевна. Она настолько натренировалась по навеске 37 мм зарядов, что действовала, как часовой механизм, и за смену в 8 часов готовила до пяти тысяч зарядов. И по мере увеличения выработки у Анастасии Яковлевны отпала необходимость во второй смене, а потом и в большом количестве навесчиц. ...К Великой Отечественной войне арсенал пришел подготовленным, с дружным и спаянным коллективом. Как проходила эта спайка - можно узнать в газетах тех лет. Все праздничные мероприятия заканчивались массовыми заплывами либо походом колонной за город на пятнадцать километров, причем пять километров шли в противогазах. Война показала, что вся эта подготовка велась не зря. С первых дней войны в арсенал в Сухарной балке прибывало по сто пятьдесят-двести представителей кораблей и частей за боезапасом и оружием. На второй месяц войны был сформирован рабочий батальон и тогда работать стало проще. Но скоро война пришла под стены Севастополя, и в связи с налетами немецкой авиации пришлось часть арсенала перебазировать в Инкерманские штольни. В Советской балке (Каменоломном овраге) в Инкермане на тот момент было 27 штолен, из которых 14 были заняты заводом шампанских вин, в пяти хранились боеприпасы, восемь - пустовали. Вот в них-то после ремонта и разместили склады. Боезапас возили круглосуточно по 50-60 машин. Водители спали во время разгрузки и погрузки машин. Тем самым было произведено рассредоточение боеприпасов. В связи с приближением линии фронта было решено вывезти на Кавказ 15000 тонн боеприпасов, что и сделали. Правда, потом, во время осады, многое пришлось привозить назад. С декабря 1941 года гарнизон арсенала принимал активное участие в обороне города, отбивая атаки на подступах к Сухарной балке, продолжая снаряжать и отгружать боеприпасы. В начале лета 1942 года у причалов арсенала был разбомблен теплоход-транспорт "Абхазия", хорошо, что экипаж успел разгрузить боезапас. Случилось это 11 июня 1942 года, и оставшиеся живыми матросы влились в состав воюющих защитников Сухарной балки, которые были готовы к своим последним подвигам. В связи с ухудшающейся обстановкой 17 июня командование начало готовить штольни арсенала к подрыву. Уже к 20 июня вся Северная сторона была в руках противника, и только маленький гарнизон в 250 человек продолжал сражаться. Пять дней шли непрерывные бои, и у арсенальцев осталась лишь полоса между штольнями и морем шириной в пятьдесят метров и длиной в шестьсот. 25 июня 1942 года свой бессмертный подвиг совершил содержатель туннельного хранения матрос Александр Чикаренко. Видя, что отстоять первую штольню со ста тоннами боезапаса нет возможности, он, предупредив бойцов, матросов из соседних второй и третьей штолен, чтоб срочно уходили, со словами "Я сейчас этим гадам покажу!" ушел в свой туннель. Через минуту матросы увидели приближающихся к первой штольне немцев, и тут грянул взрыв. Вот как об этом написал в своих дневниках немецкий маршал Манштейн: "Особенно трудно оказалось выбить противника из его последних укреплений на Северном берегу бухты... Гарнизоны, находившиеся под властью комиссаров, не думают о сдаче... Когда наши саперы приблизились к входу к первой пещере... внутри каземата произошел взрыв, который похоронил наших саперов. Командующий казематом взорвал его с находившимися в нем людьми". Оставшиеся бойцы во главе с руководителем гарнизона Сухарной балки и его арсенала начальником артбоесклада N 7 майором Николаем Константиновичем Федосеевым еще до 29 июня отбивали атаки и погибли, как моряки, не покинувшие тонущий корабль. Вот такова тяжелая история нашего героического арсенала. Есть чему поклониться на его политой кровью в прямом смысле этого слова земле. В списки 404-й лабораторной роты по приказу командующего Черноморским флотом навечно занесен матрос Чикаренко Александр Кондратьевич, каждый день на вечерней поверке называют его имя, и правофланговый матрос отвечает: "Погиб смертью героя в боях за Родину". После освобождения Севастополя после разминирования арсенал зажил своей обычной жизнью. Сейчас это закрытая территория российского Черноморского флота. Здесь есть несколько памятников, прекрасный музей вооружений и боеприпасов, что хранились в этих складах. Нам, современникам, конечно, интересно, как выглядит эволюция боевого снаряжения, и хорошо, что многое из этого оружия никогда не пригодилось. Если не хочешь кормить чужую армию, корми свою, хочешь мира, готовься к войне - таков невеселый итог посещения Сухарной бухты. Но очень по-севастопольски верный. Севастополь был и остается крепостью на юге Украины. А нас ждут описания следующих бухт Севастополя.

 

http://slava.sebasto...yy-arsenal.html

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Карантинная бухта

 

 

Изображение

За южным севастопольским волноломом в западном направлении (в сторону Херсонесского маяка) находится одна из небольших, удобных для стоянки бухт с современным названием "Карантинная". Современным потому, что получила его безымянная гавань всего 200 лет назад - во времена основания города, достойного поклонения, тогда Ахтиара. Как до этого называлась бухта - вопрос... На её берегах, судя по тому, что под средневековыми фундаментами найдены фундаменты базилик - церквей, а под фундаментами базилик - сожженные синагоги; город много раз строился заново, и то, что было ценно для первых жителей, теряло свою ценность для последующих поколений. А вопрос выживания ввиду общего врага стирал все условные грани, в том числе моральные, и для защиты города разбирались кладбища, из могильных камней укреплялись сторожевые башни. Но что оставалось неизменным, так это акватория бухты - небольшой, но очень удобной. 25 веков назад на эти берега высадились воинственные и трудолюбивые греки из Гераклеи Понтийской (сейчас на том месте раскинулся турецкий город Ирегли) и с маленького острова Делос в Эгейском море. Как гласит история, греческие политики двух течений - аристократии и демократии - вошли в конфликт, и последние в связи с поражением и потерей права собственности на землю вынуждены были покинуть родину. Нужно сказать, что приверженцы демократии, как и их противники, аристократы, по сути были рабовладельцами, и все, что мы видим в остатках фундаментов (особенно впечатляют античный театр, мощные крепостные стены), строили не свободные, имеющие демократическое право голосовать греки, а простые рабы, бесправные, обреченные на всю оставшуюся жизнь заниматься каторжной работой, люди, захваченные в войнах и разбоях. Увы, время не пощадило древний город. Прекрасный тесаный камень из городища шел на строительство пристаней и домов во вновь образованном городе, а мы и теперь ходим по мостовым, сложенным из штучных камней руин Херсонеса. С 1827 года началось, как тогда казалось, планомерное раскапывание города. Работа сия продолжается и по сей день, и, что интересно, копать хватит и нашим внукам - Херсонес освоен археологами лишь на треть. ...Название "Карантинная" само говорит о предназначении гавани. Цель - ставить корабли на карантин. Нам с высоты сегодняшнего дня тяжело уяснить, какие болезни могли "прихватить" корабли из-за границы в XIX веке, но даже самые неопасные из них, по меркам сегодняшнего дня, косили моряков того времени беспощадно. Достаточно вспомнить адмирала Федора Клокачева, приведшего первую эскадру в гавань Ахтиарской бухты. Буквально через два месяца чума убила молодого и талантливого адмирала, и нет его могилы, он похоронен в безымянном чумном рву под Николаевом... Гавань в те годы жила в тревожном оцепенении: приходил корабль в Севастополь, вешался под рею желтый флаг, и командирам оставалось только ждать первой дурной вести... Занемогших свозили в карантинную больницу, которая была построена на берегу. От чумного барака, откуда мало кто выходил живым, постепенно и возникла маленькая слободка Карантинная, где жили служители карантинного приюта. Слободка, кстати, дала дорогу в жизнь писателю-юмористу Аркадию Аверченко (его в городе за глаза звали "карантинный босяк"). Может, отсюда неповторимый мрачноватый стиль этого писателя, прожившего молодые годы в приютском флигеле. Во время Крымской войны бухта разделила врагов: на Карантинном мысу французы поставили орудия и вели артиллерийскую дуэль с Александровской батареей, да так, что Карантинную балку вместе с Загородной просто замостили ядрами... Далее на месте центра городища был построен мужской монастырь, в ходе его возведения были разрушены многие достопримечательности, а к концу XIX века здесь построили Владимирский собор - на месте крещения великого князя Владимира Святославовича. К 1902 году здесь, у выхода из Карантинной бухты, появились казематированные минные станции, предназначенные для управления минным заграждением. Рядом были расположены две казематированные батареи под N 12 и 13, в это же время была построена временная земляная батарея, вооруженная пушками Канэ. Она располагалась на возвышенности, над Уваровским пляжем, недалеко от знаменитой одноименной базилики. Батареи N 12 и 13 так и не были использованы по назначению. После оставления Севастополя защитниками в 1942 году немцами здесь была оборудована восьмиорудийная батарея, и во время освобождения Севастополя в 1944 году окруженные оккупанты на территории заповедного Херсонеса оказали весьма ожесточенное сопротивление в этих бастионах. Углубляя Карантинную бухту для подготовки размещения здесь военно-морской базы во времена СССР, гидростроители сваливали в море ил и песок со дна по линиям херсонесских фарватеров. Теперь это - любимые реки, то есть места для погружений севастопольских дайверов. А все потому, что с илом и грунтом землечерпалки поднимали амфоры и прочие античные артефакты, утопленные жителями Херсонеса, Корсуня за долгие-долгие века. Берега бухты, ее поросшие травой холмы хранят многие тайны для археологов, тем паче, что вокруг со всех сторон расположено стародавнее кладбище. И тут парадокс: древние захоронения сохранили военные, разбив огороды прямо за забором воинской части, завозя насыпную землю для огородов. Таким вот образом и "дожили" до археологов древние склепы под растущими на грядках луком и клубникой, и теперь могилы херсонеситов периодически открывают исследователям свои новые тайны. Сейчас в бухте мирно уживаются маленький яхт-клуб, школа водолазов, ведущая свое начало от легендарного ЭПРОНа, и детский пляж. Ну и по-прежнему основную часть бухты используют российские военные для стоянки ракетных кораблей.

 

http://slava.sebasto...naya-buhta.html

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Доковая бухта (Панаиотова балка...)

 

 

Изображение

Следующей в западном направлении от бухты Голландия, в сторону выхода на внешний рейд Севастополя, является бухта Доковая - продолжение Панаиотовой балки. Панаиотова балка своим именем обязана названию хутора, что находился в этом же месте. Его владелец - грек по национальности, контр-адмирал, кавалер Алексиано Панайот Павлович, выдающийся российский флотоводец времен правления императрицы Екатерины Великой. Проживший всего 45 лет, он еще в Чесменском сражении в 1770 году проявил себя бесстрашным моряком, захватив в плен турецкую полугалеру, командуя простым баркасом от линейного корабля "Ростислав". За этот подвиг граф А.Г. Орлов-Чесменский присвоил Алексиано звание лейтенанта и дал ему под командование только что построенный малый фрегат "Святой Павел". Уже на этом корабле в 1771-1772 годах Панайот Павлович захватил крепости Яффа и Цефало. 21 октября 1772 года в упорном бою в порту Дамиетта его экипаж потопил два вражеских фрегата и взял в плен турецкого вельможу Селим-бея и группу старших офицеров. За свои подвиги в Архипелагской экспедиции к ордену Святого Великомученика Георгия Победоносца IV степени лейтенант Панайот Алексиано был представлен в прекрасной компании отважных морских офицеров. Капитан 1 ранга Федот Клокачев, капитан-лейтенант Томас Мекензи, лейтенант граф Марк Войнович - все эти моряки в будущем вписали свои славные имена в историю Севастополя и Черноморского флота. В 1776 году свое командование на малом фрегате "Святой Павел" Алексиано сдает будущему гению русского мореплавания, тогда еще капитан-лейтенанту Федору Федоровичу Ушакову. А сам удостаивается высочайшей аудиенции в Петербурге у Екатерины II и награды из ее рук - ордена Святого Георгия III степени "за воздаяния ревности и усердия в службе в бытность флота нашего в Архипелаге". При основании Севастополя в 1783 году Алексиано уже служит в чине капитана 1 ранга командиром флагманского линейного корабля "Слава Екатерины". И, уже будучи капитаном бригадирского ранга, на этом корабле в 1787 году в Севастополе он принимает императрицу Екатерину II, князя Григория Потемкина, австрийского императора Иосифа II, совершавших путешествие по вновь присоединенным землям из Петербурга в Крым. Последним морским сражением Алексиано была баталия под Очаковом, в Днепро-Бугском лимане. За доблесть в сражении с турецким флотом Алексиано производят в контр-адмиралы, но 8 июля 1788 года в своей каюте на корабле "Святой Владимир" он скоропостижно умирает. Вот краткая биография талантливого моряка Панайота Павловича Алексиано, сподвижника Федора Ушакова, Александра Суворова, времен Григория Потемкина и Екатерины Великой, времен основания города Севастополя и Черноморского флота. Панаиотова балка заканчивается спуском в Доковую бухту Севастопольского рейда. В настоящее время эта бухта примечательна швартовками к ее причалам огромных (по меркам вчерашнего дня) кораблей. Приходят они сюда за украинскими пшеницей и металлом, который загружают гигантскими кранами. Предприятие, владеющее этой территорией, называется АО "СК "Авлита". Благодаря глубоководным причалам оно успешно осуществляет свою деятельность. В этом же месте находится один из самых больших сухих доков на Черном море. Отсюда и название бухты - Доковая. Управляет доком предприятие "Морской индустриальный комплекс". Наш сухой док огромен. В длину - 290 метров, в ширину - 36, в глубину - 11. Он может принимать суда типа "Панамакс" водоизмещением до 80 тысяч тонн. В советские времена док принадлежал Севастопольскому Морскому заводу им. Серго Орджоникидзе. История создания дока нисходит к июлю 1911 года, когда после принятия новой программы строительства крупных кораблей для Черноморского флота, в том числе линкоров типа "Императрица Мария" длиной до 170 метров и водоизмещением 23000 тонн, понадобился сухой док для "аварийных" нужд. Проекту было уделено особое внимание с привлечением лучших морских инженеров того времени. Так, проект батопорта выполнил известный русский инженер академик Шухов Владимир Григорьевич, автор Шаболовской радиопередающей башни и многих инженерных изобретений. Общие чертежи проекта были утверждены лично императором Николаем II, что говорит о важности этого объекта для России. Строил это гидросооружение подрядчик С.Н. Чаев, закончилось обустройство дока в 1915 году, причем была заложена возможность удлинить его на 30 метров в случае надобности. Называлось это грандиозное сооружение в то время доком Императора Николая II. Кроме дока, были построены железнодорожная ветка до станции Мекензиевы Горы, электростанция и рабочие цеха. При СССР в доке ремонтировались в основном военные корабли. Из известных во всем мире судов, прошедших докование в сухом доке Севастополя, следует выделить американский лайнер "Юнайтед Стейтс" ("Голубая лента Атлантики") 289 метров длиной и 31 метр шириной. В 1993 г. на нем у нас был произведен демонтаж асбестовых плит. Еще один важный момент из истории этого места. На территории "Авлиты" находится небольшое кладбище погибших при защите Севастополя еврейских воинов в Крымскую войну 1854-1855 годов. Чуть выше и восточнее находится Братское кладбище. Еврейских, как и мусульманских воинов, кстати, хоронили отдельно, впрочем, как и награждали, но это уже другая тема...

 

http://slava.sebasto...tova-balka.html

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

бухта Голландия

 

 

 

 

Изображение

 

Находится на Северной стороне Севастопольской бухты, прямо напротив Киленбухты. Имеет полукруглую форму с пристанью для причаливания рейсовых катеров, что идут сюда от Водокатного причала Южной бухты.

Название бухты и поселка пошло от склада корабельного леса "Новая Голландия", который здесь был во времена парусного флота. Далее, в ходе развития города, здесь, в отличном живописном месте, раздавали дачи для офицеров, служивших на флоте.

Была тут долгое время и дача командующего Черноморским флотом. Главная достопримечательность бухты - учебное здание с красивейшим фасадом - это Севастопольский национальный университет ядерной энергии и промышленности. Раньше, до революции, в нем располагался Морской кадетский корпус, спроектированный архитектором Александром Александровичем Венсаном. Здание заложено 23 июня 1915 году, во время царствования императора Николая Второго.

Александр Венсан был и главным строителем МКК. В сентябре 1916 года здесь состоялся первый набор курсантов. Но выпуск Морской корпус не успел сделать. 14 ноября 1920 года обучавшиеся мальчишки вместе с преподавателями в составе русских войск под командованием барона Петра Врангеля покинули Родину, отправившись на кораблях к берегам далекой Бизерты.

Далее акватория бухты и территория поселка использовались под гидроавиацию: и как аэродром, и как мастерские. Здесь с декабря 1933 года размещался 106-я авиабригада, в которую входили 123-я и 124-я тяжелые бомбардировочные авиационные эскадрильи на самолетах С-62 бис и Дорнье "Валь" и 16-я дальнеразведывательная авиационная эскадрилья на гидросамолетах Р-5.

В курсантском здании располагался учебный центр по подготовке электромехаников, но с началом войны они все были призваны на фронт.

И при немецкой оккупации, и после освобождении Севастополя здание и территория бывшего Морского кадетского корпуса использовались до 1947 года как лагерь для военнопленных: вначале для - советских воинов, потом для немецких, румынских оккупантов.

После войны в бухте Голландия опять базировалась гидроавиация.

С 1954 году в здании бывшего Морского кадетского корпуса было создано Высшее военно-морское инженерное училище подводного плавания, с 1964 года переименованное в Севастопольское высшее военно-морское инженерное училище ВВМИУ, в курсантском обиходе имело название "Голландия".

Учебное заведение готовило офицеров: механиков, электриков, дизелистов, специалистов для обслуживания атомных подводных лодок эпохи СССР и за годы своей работы накопило громадный опыт подготовки кадров, выпустив более 11 тысяч высококвалифицированных специалистов.

Прекрасные преподаватели, наличие экспериментального ядерного реактора сдавали возможность для всестороннего обучения курсантов.

Здание имеет один из самых протяженных фасадов в Европе. Жаль, что крыша покрыта черепицей разных цветов, и поэтому немного теряется его величественность, да и не мешало его подсвечивать в вечернее время, ведь на самом деле это - красивейшее здание Севастополя, украшение Северной стороны.

В настоящее время с левой стороны бухты здесь базируются корабли Черноморского флота Российской Федерации, в том числе и флагман ЧФ гвардейский ракетный крейсер "Москва". С правой стороны, сразу за мысом, также находятся объекты Российского флота, в частности, флотские склады в бухте Сухарной.

Были и трагические минуты в жизни поселка и бухты Голландия. Так, в 1906 году на даче командующего эсером Акимовым был убит адмирал Григорий Павлович Чухнин, отличный офицер и разносторонне образованный человек. Он похоронен во Владимирском соборе, усыпальнице Адмиралов.

Так адмиралу отомстили за верность присяге и царю, за подавление ноябрьского мятежа на крейсере "Очаков" и за расстрел в 1905 году участников восстания, в том числе и лейтенанта Петра Шмидта, который его возглавлял...

Во время Первой мировой войны немецкими диверсантами был заминирован и взорван 2 октября 1916 года стоящий на рейде напротив бухт Голландия и Доковой флагман Черноморского флота России линкор "Императрица Мария". Взорвались носовые артиллерийские погреба. Прибывший на борт линкора адмирал Александр Васильевич Колчак, поняв безнадежность борьбы за живучесть корабля приказал экипажу покинуть его. Этим командующий спас множество жизней.

Как параллель - гибель линкора "Новороссийск" 29 октября 1955 года, где экипаж согласно отданному приказу стоял на палубе до последнего момента, пока линкор не перевернулся, чем и было вызвано огромное количество погибших.

Сегодня бухта облюбована отдыхающими туристами, живущими во множестве дач в этом районе, а с сентября студентами, заполоняющими по утрам рейсовые катера до отказа. Хорошее, доброе место Севастополя.

 

 

 

 

http://slava.sebastopol.ua/2013.5.31/view/37484_buhta-gollandiya.html

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Северная, Инженерная (Куриная) бухты

 

 

 

 

 

Изображение

 

Эти бухты расположены западнее Доковой бухты на Северной стороне в направлении Константиновской береговой батареи. Что их объединяет? Все они небольшие, и в исторической летописи Севастополя не часто встречаются памятные события, происходившие на их берегах. Но, как рабочие лошадки, берега этих бухт с появлением российских моряков стали постоянно использоваться как причалы городской переправы Южная сторона - Северная сторона.

Первая - Куриная бухта. Ее современное название - Инженерная, но все же первое тоже в обиходе. У ее восточного берега украшением Северной стороны стоят корабли украинских Военно-Морских Сил во главе с флагманом украинских ВМС - фрегатом "Гетман Сагайдачный". Рядом с ним швартуются суда управления "Славутич", "Донбасс", десантный корабль "Константин Ольшанский".

Парадный строй кораблей радует глаз обывателя и перевозчиков на маленьких катерах, зарабатывающих на рассказах туристам о достоинствах этих военных судов. Тем более, что в одной миле восточнее бухты Доковой стоит не менее зрелищный российский Черноморский флот с ракетным крейсером "Москва" во главе. Моряки двух дружественных флотов надежно охраняют мир в нашем непростом регионе.

В Куриную, по воспоминаниям Николая Берга, причаливали все гребные лодки для перевозки к месту последнего упокоения на Братском кладбище погибших в Крымскую войну защитников Севастополя. Так, за 349 дней обороны города здесь в братских могилах похоронили до 50 тысяч безымянных героев. Перевозя их на телегах от причала до места погребения на последний упокой, похоронные команды даже проложили здесь дорогу, которую видно на всех фотографиях тех лет. По ней после войны шли паломники помолиться за души усопших рабов божьих, что не пожалели живота своего за царя-батюшку и Россию. И сейчас по ней едут туристы, чтобы поклониться останкам святого воинства и помянуть тех, кто погиб, защищая Родину.

Строительство храма во имя св. Николая Чудотворца, что у подножия Братского кладбища, в разы увеличило грузоперевозки через бухту на причалы Куриной пристани. Здесь же размещались все те, кто хотел заработать на обслуживании посетителей кладбища, продавая пирожки, квашеную капусту, вино на розлив, оказывая мелкие услуги жителям и защитникам гарнизона.

"Пристань кипела народом. Налево, у кучи складенных ядер, бабы торговали яблоками, яйцами и разными разностями; шумело несколько самоваров со сбитнем; толпились солдаты, матросы, мужики... К нам подбегали носильщики, предлагая услуги... "На Графскую! На Графскую!" - кричал какой-то старик, стоя в лодке... Переезд через две версты стоил копейку серебром", - читаем в воспоминаниях Николая Берга.

Возможно, из-за того, что тут постоянно курился дым из самоваров и печей, и возникло именно такое название балки и бухты - Куриная.

Здесь же находился главный штаб Южной армии и всех военных, морских, сухопутных сил, находящихся в Крыму. Впоследствии это был главный штаб 2-й Гвардейской армии. Он помещался в каменном одноэтажном доме, что стоял на берегу большой бухты, между Куриной и Панаитовой балками.

Кроме того, тут располагались маленькие гостиницы и лавки, все это бурлило и существовало, пока французы не поставили на Камчатском редуте две мортиры, а потом и батарею на Киленбалочных высотах. Эти батареи топили корабли, стоявшие у берегов Северной стороны, и осыпали бомбами Куриную бухту, тем более, что на восточном берегу находилась российская 4-я береговая батарея - заманчивая цель для артнаводчиков союзных сил.

Пальба французских батарей вынудила продавцов переместить свой товар к причалам соседней бухты на запад, в рядом стоящую бухту, создав Северный базар. Но и там не было покоя от бомб и ядер, пришлось передвигать торговый табор еще дальше.

В морском госпитале 4-й батареи 30 июня 1855 года в 269-й день бомбардировки Севастополя умер от ран Павел Степанович Нахимов. От пристани бухты Куриной наш доблестный адмирал, герой Синопа, отправился в свое последнее плавание через бухту на Графскую пристань.

"Последний переезд его через бухту был торжествен... Его поставили на кожуховую лодку, буксируемую катерами, ветер засвежел, как бы посылая прощальный поцелуй, враги провожали ядрами, а русские эскадры приспустили флаги..." - так писал в своем дневнике капитан-лейтенант А.Б. Асланбегов. 1 июля 1855 года Павел Степанович был похоронен во Владимирском соборе - усыпальнице адмиралов.

В бухте Куриной с развитием флота разместилось инженерное ведомство по ремонту различных приборов, в том числе оптики флота. Здесь была построена пристань, защищающая мастерские от западных ветров, смонтирован и уникальный кран для ремонтных работ. Для ремонта подводных лодок тут соорудили небольшой 20-метровый док, в котором и сейчас в основном стоят маломерные катера.

Инженерную и Северную бухты разделяет уже упомянутая 4-я батарея. Мощное фортификационное сооружение имело 52 орудия, красивые, облицованные известняком откосы сохранились до наших дней и сейчас являются излюбленным местом для "граффитистов", рисующих флаги многих государств мира. Со временем, возможно, это место так же, как и Михайловская батарея, станет музеем: здесь остановилось сердце героического адмирала Нахимова.

В первую оборону Севастополя 4-й батарее не суждено было использовать свой орудийный арсенал по прямому назначению как защитницы рейда от кораблей противника. А в Великую Отечественную войну старая батарея стала плацдармом ожесточенных боев в последние дни обороны Северной стороны.

Батарея так же, как и инженерный городок Куриной балки, оказалась последними островком обороны, бои шли тут до 24 июня 1942 года. Севастопольцы батарейный мыс называют Контрфорс, наверное, от слова "контрэскарп" (передняя отлогость внешнего крепостного рва, что ближе к противнику). На нем нанесены линии с номерами, в эпоху парового флота здесь проводили девиацию компасов кораблей. Сразу за батареей находится бухта Северная. До революции её называли Перевозной, в годы Крымской кампании тут находились гауптвахта и рынок.

Если идти на катерочке с востока на запад, то здесь, под 4-й батареей, в 5-7 метрах от берега на фоне крайнего мыса хорошо виден профиль... товарища Сталина. Если же потом резко повернуть влево, то почти сразу различим профиль Гитлера... Такие вот сюрпризы природы. Глубина, кстати, там приличная, так что ходить небезопасно.

С 1952 года в Северной бухте построены причалы для городских катеров и паромов, которые используются до сих пор. С запада бухту ограничивает мыс Кордон, на котором до революции располагался пост таможенной (кордонной) службы, оттуда и название. На мысу стоит величественный памятник в честь освобождения Севастополя от фашистских захватчиков 9 мая 1944 года. Он был сооружен сразу после освобождения города на месте братской могилы воинов 2-й Гвардейской армии, которая под командованием генерал-полковника Г.Ф. Захарова освобождала Севастополь. В братской могиле похоронены четыре Героя Советского Союза и другие славные воины-гвардейцы. Уже 27 мая 1944 года стела высотой 19 метров 44 сантиметра (1944 год) стояла на мысу в память героев.

И теперь каждый пассажир катера или парома, сходя по трапу к причалам Северной бухты, вольно или невольно бросая взгляд на мыс Кордон, отдает долг памяти бесстрашным защитникам города-героя.

 

 

 

 

http://slava.sebastopol.ua/2013.6.1/view/37500_severnaya-inzhenernaya-kurinaya-buhty.html

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Килен-бухта

 

 

 

 

 

Изображение

 

Килен-бухта находится восточнее Ушаковой балки, в глубине Севастопольской бухты по Южной стороне Севастополя, напротив бухты Голландия. Это последняя бухта в сторону Черной речки и Инкермана, имеющая вид гавани и защиту от западных ветров, а главное - хорошие глубины для стоянок кораблей. В 1666 году путешественник по Османской империи Эвлии Челемби в "Книге путешествий" так писал об этих местах: "Проезжая вдоль берега моря Черного на юг, я посетил и осмотрел залив Авлута (Инкерман, гавань княжества Феодоро), залив Хаммамлы (Банный), залив Сулуджа (Свободный), залив Улу, залив Багчели (Садовый) и залив Чоргуна (река Черная), всего восемнадцать бухт тамошних, а также возвышавшиеся над ними разрушенные и опустошенные замки и башни... Нигде я не видывал заливов таких, защищенных от всех восьми ветров, и таких спокойных, как восемь этих здешних".

Сегодня сложно представить, где топонимические корни этих названий. От захвата Крыма турками в 1475 году, после падения столицы княжества Феодоро, горного города Мангуп, генуэзской крепости Сугдеи (Судак), Чембало (Балаклавы) до времени путешествия Эвлии Челемби не такой уж большой исторический промежуток.

И если названия бухт, портов (Авлута, Авлита, с греческого - "тростниковая") идут от княжества Феодоро, как и Инкерман ("Икерман, пещерный город"), также основанный в ту временную эпоху, то остальные названия неизвестно как возникли. Можно предположить, что преобладают в основном татаркие корни: Кади-лиман ("бухта судьи"), Чабан-лиман ("пастушья бухта"), Карталы-Кош ("бухта коршунов").

Вход в Килен-бухту со стороны моря ограничивают два безымянных мыса. На восточной стороне бухты начинаются знаменитые своими сражениями Киленбалочные высоты, тянущиеся до Суздальской горы, перед Каменоломным оврагом. Мыс, сформированный неудобной для передвижений горой, делит это место на две бухты: с востока - Троицкая, давшая название Троицкой балке, с запада - Килен-бухта, ковш которой занимает федеральное унитарное государственное предприятие "13-й судоремонтный завод Российской Федерации".

Западный мыс Килен-бухты превращен в огромный причальный пояс для вспомогательного флота Российской Федерации, что является хорошей приманкой для сотен туристов, жаждущих в ходе морской экскурсии посмотреть поближе на уже легендарный пятидесятилетний спасатель "ЭПРОН", готовящийся к далекой командировке в Индию, и прочие суда специального назначения.

Во время первой обороны Севастополя этот мыс был крайней восточной частью осажденного города, отсюда начинался отсчет номерных бастионов Севастополя (сомкнутых пятисторонних укреплений), занимавших господствующие высоты. Всего при осаде было восемь бастионов - семь номерных и Корниловский на Малаховом кургане. Два из семи смотрели жерлами своих орудий на Киленбалочные высоты. Первое свое название - Киленбалочная гавань - Килен-бухта получила в 90-е годы XVII века после посещения русскими эскадрами тогда Ахтиарской гавани - в честь проведения в ее водах килевания - очистка днища судов от ракушек.

Осуществлялось это так: корабль заваливался, кренился на один из бортов, который потом отскребали от наростов, снимая балянус, мидию и прочую живность, живущую в Черном море и приросшую к корпусу корабля. Все эти наросты мешали быстрому ходу судна, что тогда было (как и сейчас) очень актуально.

Вот как это описывает Петр Паллас, французский путешественник, побывавший в Севастополе в 1793-1794 годах: "...В 900 саженях от Малой гавани (Южной бухты) - небольшой узкий залив длиной в 250 сажень, ранее называвшийся Авлинтой, где удобно ставить суда набок, обжигать их и исправлять. Дело в том, что морской червь, проедающий судовое дерево, водится в большом количестве в Черном море по всему побережью Крымского полуострова, а также в Ахтиарской гавани. Он проедает судовую обшивку менее чем в два года. До сих пор не найдено иной действенной меры, как вводить суда, по крайней мере, каждые два года, в эту малую бухту, кренить их набок и обжигать можжевельником, смолою обмазывая. Способ очень опасный как по ущербу, приносимому судам при необходимости их кренить, так и по опасности от огня".

Осталось и описание бухты этим автором: "Берег бухты со всех сторон состоит из значительно селитряно выветрившихся слоев известняка, рассыпающегося в порошок и кажущегося как бы изъеденным. По продолжению этой долины, близ бухты, примечаются запущенные виноградники и дикий хмель - остатки стариной культуры".

С тех пор борьба человека с морскими организмами и обрастанием днища кораблей вышла на другой, индустриальный, уровень и вроде бы решена. Но корабли, яхты, как и во времена парусного флота, приходится раз в два года (а то и чаще) доковать, поднимая на берег, покрывая ядовитой краской, бороться уже не с червем, который дырявил деревянные корабли, а просто с обрастанием, препятствующим быстрому ходу судна.

Килен-бухта является продолжением большой и глубокой балки протяженностью более четырех километров, глубиной до ста метров, проложенной в последний ледниковый период. Каньон Килен-балки очень красивый, его западная сторона - вертикальная, восточная - более пологая. Здесь, кстати, найдено место стоянки древнего человека, и это неудивительно: удобные пещеры, защищенные от диких животных узкими проходами вдоль склонов, постоянные источники воды в устье каньона - то есть тут в наличии все, чтобы оборудовать жилище.

Сейчас на восточной стороне, в начале балки, сразу от железнодорожной пересыпи, в километре от туннеля построен один из удаленных микрорайонов города, названый именем генерала Евгения Ивановича Жидилова (1899-1977). Генерал, тогда полковник, командуя 7-й бригадой морской пехоты во время второй обороны города, защищал этот район города.

Второе ласковое название этого района - Парасовка, в честь директора 13-го судостроительного завода Михаила Ивановича Парасенко. В звании старшего лейтенанта в 1944 году, после освобождения Севастополя, М.И. Парасенко командовал плавучей мастерской, которая базировалась в Южной бухте. Уже тогда его отличало от многих командиров желание помочь простым морякам в бытовом обустройстве.

Потом на базе этой мастерской сделали ремонтную площадку в Килен-бухте, которая со временем превратилась в базовый судоремонтный завод N 13. На заводе главенствует пятиэтажное здание цеха радиоэлектронного вооружения, построены участки ремонта электрооборудования, радиолокационной аппаратуры и гидрографической связи, есть цех трубомедницкого оборудования и баллонов воздуха высокого давления. Сейчас у стенки этого предприятия швартовные испытания проходит подводная лодка "Запорожье" ВМС ВС Украины. Из гидротехнических сооружений завода стоит отметить единственный в своем роде причал из массивовой кладки. За время своего директорства Михаил Парасенко, кроме того, что под его началом завод неоднократно признавался лучшим на территории СССР среди военно-морских судоремонтных и судостроительных заводов, своей энергией и упорством отстроил целый микрорайон, неофициально носящий его имя. 13977 квартир получили за два десятилетия рабочие-корабелы. Когда я готовил эту статью, то обращался к энциклопедиям о Севастополе и его лучших представителях. Но, увы, о Михаиле Парасенко ничего не нашел. Однако память людская за добрые дела лучше сохраняет имена в истории, чем энциклопедии.

В самой Килен-бухте до войны базировались гидросамолеты, с 1918 года - 4-й отряд гидроавиации, который состоял из трофейных самолетов. Командовал ими летчик Борис Чухновский. Через некоторое время морской аэродром назвали Центральной гидроавиационной станцией, командиром был инженер-механик Евгений Андреев. Здесь в основном ремонтировали самолеты. Напротив, на ровной площадке бухты Голландия, располагался морской аэродром.

Сверху над 13-м заводом (через балку) отсыпана дугообразная пересыпь, по которой идут поезда, и нам, пассажирам, обычно прилипающим своими носами к стеклам, всегда интересно смотреть на корабли, краны, стоящие в бухте, тем более, что из-за оползня, с которым борются уже много десятилетий, поезд всегда в этом месте притормаживает. В склоне горы проложен один из шести железнодорожных тоннелей Севастополя - Троицкий.

В этом тоннеле был блокирован и погиб знаменитый бронепоезд "Железняков", о чем напоминает мемориальная доска.

В первую оборону Севастополя в 1854 году на Киленбалочных высотах были оборудованы два передовых редута, названные Селенгинский и Волынский, - в честь полков, которые их строили. Еще один редут - Камчатский - был возведен на другой стороне балки. "Три отрока" - так их называли защитники Севастополя.

На Киленбалочных высотах разыгралась некогда и страшная трагедия: при попытке деблокирования Севастополя русским войскам было нанесено поражение в Инкерманском сражении. Вот воспоминания адмирала князя Виктора Илларионовича Васильчикова: "Накануне сражения Данненберг приехал с визитом на корабль к Нахимову. Тот удивился, что генерал, готовясь к бою, находит время на исполнение светских требований. Оба отправились на Малахов курган к Истомину, где стоял уже Сойманов со своей дивизией. Показывая местность с Малаховской башни, Истомин сказал Данненбергу: "Зачем вы велите Сойманову переходить Килен-балку? Не лучше ли и не скорее атаковать англичан отсюда, прямо по плоской возвышенности, нежели заставлять солдат лезть из Килен-балки на крутой восточный обруб ее?"

Уверяли, будто Сойманову дано было приказание идти по левому краю оврага Килен-балки, а он по ошибке перешел на правый... Карты окрестностей не было, и на требование Меньшикова о ее высылке князь Долгорукий ответил, что, мол, есть только планшет, который нельзя дать без Высочайшего разрешения.

Генерал Сойманов из-за своей ошибки погиб одним из первых, а вслед за ним Инкерманские и Киленбалочные высоты, гору Суздальскую усеяли трупы русских молодых ратников. Наш враг в лице английских мемуаристов не переставал удивляться мужеству русских воинов, рядами идущих на смерть.

А через девяносто лет на этих же высотах также насмерть стояли уже советские люди. Вот такой разговор подслушал в годы войны Михаил Сургучев, директор завода им. Серго Орджоникидзе: "Один боец после бани говорит другому: "Слухай, i за що ми тут б`ємося? Яка була багата Україна, i ту ми залишили. Тут же один камiнь. За що?.."

- Так це ж Севастополь, - ответил ему товарищ и поднял вверх указательный палец".

"А ведь как здорово сказано!" - пишет Сургучев.

Теперь у памятника погибшим в Инкерманском сражении стоит дот, также памятник, но другой - Великой обороны Севастополя. А если от него спуститься вниз, к дну Килен-балки, то там можно увидеть памятник строителям-каменотесам, что в далеком 1878 году построили Макрюкинский водосборник, состоящий из двух цистерн и башни. И до сих пор это гидросооружение продолжает служить людям - поить местных жителей чистейшей водой.

Одним словом, удивительное это место - Килен-бухта, Киленбалка и их окрестности, место, неотделимое от истории нашего славного Севастополя!

 

 

 

 

http://slava.sebastopol.ua/2013.6.4/view/37517_kilen-buhta.html

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Бухта Круглая

 

 

 

 

 

Изображение

 

Бухта Круглая, по-народному - Омега, долгое время практически не использовалась из-за малых глубин и слабого развития города в западном направлении. Сегодня же она хорошо известна всем украинским яхтсменам, вертолетчикам и приезжим курортникам.

Первым - по базе олимпийской подготовки - яхт-клубу "Юг", где проводится большинство парусных соревнований Украины, и по спортивным сборам, когда, тренируясь в море, спортсмены живут на самой базе.

Вторым - по авиационному заводу, где ремонтируются вертолеты, особенно в последнее время - по украинским пилотам, которые выполняют некоторые заявки по линии ООН.

Третьим - по развеселым барам-ресторанам на западном берегу бухты, работающим тут круглые сутки на радость летним отдыхающим, оставляющим свои заботы дома и набирающимся сил у нас.

На западном берегу бухты некогда был прекрасный детский летний лагерь "Омега", в 70-е годы прошлого века туда было трудно попасть. Здесь прекрасный песочный пляж, а главное - детей обучали плавать.

Сейчас на этой территории на западном берегу раскинули свои шатры "шалманы", и ничего доброго о них я сказать не могу.

На юге бухты мелко, и здесь так неприятно пахнет гниющими водорослями, как ни в одной другой бухте Севастополя.

Но есть свой плюс в мелководье: здесь просто раздолье тому, кто ещё только учится ходить на парусных досках. В начале бухты, с восточной стороны возле вертолетного завода, была когда-то база профтехучилища "Юность". При директоре Аркадии Соломоновиче Сиваксе она поистине взлетела на высоту. По 8 ялов выходили с детьми в море, занимаясь греблей и хождением под парусом. Сейчас в этом месте - базы стоянки маломерных судов.

Бухта Круглая мелкая и красивой историей похвастать не может. И все же... В 1912 году ее использовали как полигон для отработки бомбометаний и проектирования новых самолетных бомб, точнее, их оперения. Частично бухту использовала и гидроавиация.

Иосиф Емельянович Безродный, в чью память проводятся парусные соревнования на 30-мильную дистанцию в Севастополе, в своих воспоминаниях в 1964 году писал, что канонерская лодка "Уралец" села на мель у левого берега бухты Круглой. "Уралец" был кораблем черноморской серии, его строили на Севастопольском транспортном заводе фирмы РОПиТ. Случилось это 11.12.1913 года. Первого декабря 1913 г. лодка ушла в Грецию и привезла на своем борту в Ялту греческую королеву в гости к российскому царю Николаю II. Принцесса отблагодарила экипаж деньгами и греческой "Метаксой", экипаж уже в Ялте перепил и начал вести себя вызывающе. Команду из-за этого быстро отослали в Севастополь, но "Уралец" попал в сильный туман и вместо Севастополя вышел на Качу, а потом благополучно сел на прибрежные камни бухты Круглой.

Далее было ещё веселее. Утром семья Романовых с греческими гостями на царской яхте "Штандарт" должна была посетить Севастополь, идя морем. И для того чтобы царственные особы не смогли лицезреть приключившийся неприятный казус - посаженный на мель по пьяному недоразумению корабль, ничего лучшего не придумали, как затянуть его поглубже в бухту и взорвать. Так взлетел к небу 67-метровый корабль - трехмачтовая канонерская лодка.

Иосиф Емельянович трудился тогда боцманом на коллекторном судне, и, как он пишет, пришлось им три недели собирать на металл все, что осталось от лодки, по всей бухте. Такая вот печальная и немного смешная история.

Во время войны на месте вертолетного завода находились авиаремонтные мастерские - единственный военный объект на берегу бухты в те годы. 24 апреля 1942 года - грустная дата в истории Севастополя и бухты Круглой. Утром шестерка "Юнкерсов-88" разбомбила мастерские, и вместе с многочисленными работниками мастерских погибли 34-летний командующий ВВС ЧФ генерал-майор авиации Николай Остряков и его заместитель генерал-майор авиации Федор Коробков... Оба были похоронены на кладбище Коммунаров.

До появления русских мореплавателей на берегах севастопольских бухт по западной стороне берега до самого Гераклейского полуострова находились херсонские хоры - сельскохозяйственные угодья древних херсонеситов. Их отлично видно на аэрофотосъемке 1942-1944 годов, сделанной во время осады Севастополя немецкими летчиками. Все хозяйственные угодья имели невысокие, 1,5-метра, стены, вдоль которых выращивался виноград.

При строительстве т.н. "президентских" домов рядом с бухтой Круглой почти все античные раритеты были погребены под колесами мощных самосвалов, как и древняя дорога, ведущая в Балаклаву. И об иванах, не помнящих родства, кстати, писалось в "Славе Севастополя" в то время.

При СССР на западном берегу были грязевые озера с лечебной грязью, но своих энтузиастов, чтобы их сохранить, город не нашел, и грязевые озера, о которых ещё писал античный географ Страбон, также оказались закатанными под асфальт.

...Маленькая уютная Круглая бухта с романтичным народным названием Омега, с большими возможностями для оздоровления и спорта, одна из первых бухт в сторону Херсонесского маяка заслуженно пользуется особой любовью у севастопольцев. А посему каждому из горожан, я предполагаю, небезынтересно было бы узнать некоторые исторические подробности того, что же здесь происходило в недавние и стародавние времена. Однако деяния представителей многих поколений людей, просто равнодушных или из числа тех, кто склонен подзорную трубу использовать в качестве биты, увы, нанесли этой бухте большой невосполнимый урон.

 

 

 

 

http://slava.sebastopol.ua/2013.6.5/view/37547_buhta-kruglaya.html

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Троицкая бухта, Георгиевская (Крымская) балка

 

 

 

 

Изображение

 

В восточном направлении за горкой Киленбалочных высот, на которых находились знаменитые в Крымскую войну Селенгинский и Волынский редуты, расположена Троицкая балка, а в низовье ее - небольшая одноименная бухта. Название бухта и балка получили от небольшой церкви Святой Троицы, что была здесь в XVIII веке. Троицкую и соседнюю с ней Килен-балку связывает железнодорожный туннель.

Пассажиры поездов, следующих из города, на выходе из туннеля имеют возможность рассмотреть причалы Троицкой бухты, множество кораблей, плавающие доки огромных размеров с надписями на борту "Малый ход", "Швартовка запрещена". Интересно наблюдать торчащие из дока надстройки огромного крейсера "Москва", поднятого над водой, или других, не менее грандиозных военных кораблей.

Уже долгое время предназначение этой бухты и её причалов - прием кораблей, идущих не только на ремонт, но и на слом. И стоят они с командами консервации, пока не продадутся "на иголки". Множество именитых кораблей прошли этим причалом в свой последний морской путь.

В годы войны здесь, в штольнях бывших флотских складов, под шестидесятиметровой скалой был создан филиал Севастопольского Морского завода - специальный комбинат N 1 по производству боеприпасов и ремонту военной техники. О значении вклада заводчан в оборону города (а трудились здесь, в основном женщины, которые вместе с рабочими-мужчинами совершили неописуемый подвиг) написаны книги.

Но мне хотелось, чтобы вы задумались, как же это было трудно и сложно. Под бомбежками, артиллерийскими обстрелами с Южной бухты было демонтировано заводское оборудование и баржами перевезено в Троицкую балку. А перевозить пришлось много: заводскую оснастку, материалы, компрессоры, станки... Был создан новый подземный завод с литейным цехом, лабораторией, с корпусным, малярным, медницким, кузнечным участками. А ещё были построены так необходимые столовая, баня, прачечная, общежитие. И потом, в период всей обороны Севастополя, завод ремонтировал, строил и выпускал новые минометы и мины к ним, ремонтировал корабли, выполнял множество заказов фронта и флота.

Возглавлял подземный завод с первого его дня Николай Кириллович Костенко, бывший молотобоец, до войны руководивший меднолитейным цехом. Как капитан корабля, он с последней группой впоследствии уходил из подземного завода, руководя подрывниками. Погиб на Херсонесе, посмертно награжден медалью "За отвагу".

Не было бы мужественной обороны города без этой надежной тыловой поддержки, без этого могучего плеча заводчан.

Жаль, мало издано мемуаров, написанных героями подземного завода. Многие попали в плен, и графа в биографии о том, был ли человек в плену, большинству из них стоила жизненной карьеры...

Работать завод прекратил в последних числах июня 1942 года, незадолго до падения города. Уже тогда снизу был пробит второй выход - штольня в Троицкий железнодорожный туннель, и вместе с бойцами бронепоезда "Железняков", который был в нем блокирован, в плен попали и последние покидавшие завод рабочие.

Причал в Троицкой был одним из первых, восстановленных после войны вместе с причалами в Южной и Килен-бухте. А до революции здесь находился устричный завод. Вот что написано у Григория Москвича в "Практическом путеводителе по Крыму" за 1903 год: "Заводом заведуют специалисты, и дело поставлено и ведется весьма рационально. Здание расположено у самого берега моря; в верхнем этаже отведено несколько комнат для приезжающих молодых ученых, где к их услугам специальные учебные пособия. Сбыт устриц так велик, что завод не успевает удовлетворять всем требованиям".

Посещение завода входило в экскурсионный маршрут катания на яликах по бухтам Севастополя. Стоило это удовольствие сравнительно недорого. Читаем в том же путеводителе: "К любому военному судну в один конец с пяти человек - двадцать копеек; катание - по тридцать копеек в час; за день до девяти вечера на ялике с одним гребцом - два рубля, с двумя - три рубля; в Инкерман или Херсонес в один конец - шестьдесят копеек, туда и обратно - рубль; проезд в шлюпке совместно на Северную - три копейки, на Корабельную - две".

К сравнению: на пятьдесят копеек в то время на Приморском бульваре можно было откушать обед из трех блюд. Устрицы были особенно популярны у мужчин из-за "прибавления мужской силы", как писали газеты того времени. Но устрицы живут только в чистой воде, и с появлением топлива из нефти и мазута они быстро исчезли из наших бухт и сейчас встречаются крайне редко.

Далее на восток, в продолжение причала, находится балка Георгиевская, названная в честь монастыря Святого Георгия Победоносца, находившегося здесь в XVIII веке. По берегу этой балки проходил акведук, он был частью огромного водовода, который провели во времена адмирала Лазарева для подачи воды в доки Корабельной бухты. Остатки акведуков можно видеть сегодня в Аполлоновой и Ушаковой балках.

А для того чтобы вода прошла дальше в город, в скале был прорублен кирками и ломами туннельный водовод, который выходил в Троицкую балку.

Во время Крымской войны старый туннель как убежище использовали пластуны русской армии, разведчики (об этом мы читаем в воспоминаниях Николая Берга). Еще до адмирала Лазарева земля этой балки была дарована адмиралу Федору Федоровичу Ушакову - у него здесь находился хутор.

В 1840 году в склонах балки был пробит и оборудован главный пороховой погреб Черноморского флота, и в честь него балку ещё называли Пороховой.

При сооружении погребов камень, который добывался при этом, оказался великолепного качества и стал использоваться при строительстве батарей Приморского фронта. Называлась балка в то время Крымской, а добываемый камень - крымбальским.

Каменоломни хорошо сохранились, как и камень, из которого построены стоящие до сих пор батареи Северной стороны.

На берегу балки в 1931 году начали строить ТЭЦ, в декабре 1936-го состоялся ее пуск. Пережив многое, она работает и сейчас. До войны станция называлась ГРЭС N 1 и была базовой электростанцией для всего Крыма, снабжала электроэнергией все города и Южный берег Крыма, подавая ток до последних дней обороны города.

На набережные Георгиевской и Троицкой балок в июне 1942 года был совершен дерзкий десант немецких войск, и именно отсюда берет начало героическая трагедия по оставлению города при второй обороне. В ходе отражения этого десанта сыграла свою роль внезапность нападения, и началась паника. Это негативно наложилось на отсутствие схемы планомерного отхода и оставления города. Высшее командование пыталось с Большой земли спасти офицеров, собрав их на 35-й батарее, но это только усугубило ситуацию.

Через два года уже советские войска на любых подручных плавательных средствах, даже на гробах, как вспоминают очевидцы, форсировали Севастопольскую бухту, также нанося удар в тылы оборонявшихся немцев.

Чем еще интересно это место в Севастополе? Во-первых, циклопическими сооружениями подземного объекта "Крот" в виде недостроенной электростанции, находящейся на западном склоне Георгиевской балки. Это пятиэтажное подземное сооружение начали строить в тридцатые годы, заканчивали в пятидесятые и не достроили.

Во-вторых, в воспоминаниях всех, кто родился до 1970 года, это - причал ГРЭС, куда ездили на пляж для посещения "Горячки", места, где находился выход сброса морской воды, охлаждающей турбины тепловой электростанции. Вытекая из огромных труб с температурой больше тридцати градусов в любое время года, вода давала возможность кайфовать здесь многим любителям морских процедур.

В этом же месте были некогда так называемые целебные грязи, которыми наши мамы и папы - дети войны - обмазывали тело для продления молодости. Жаль, но в ходе кампании по экономии тепла все эти маленькие радости прекратились.

 

 

 

 

http://slava.sebastopol.ua/2013.6.6/view/37555_troickaya-buhta-georgievskaya-krymskaya-balka.html

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Ну очень хороший и грамотный пост! Плюсанул-безусловно!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Поддерживаю всеми руками и ногами! Валера спасибо за полезную информацию! Очень интересно!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Аполлонова бухта, балка...

 

 

 

 

 

Изображение

 

Наряду с Балаклавской бухтой эта - самая романтичная и загадочная бухта Севастополя. Само название ее - Аполлонова - навеивает разные мысли. Находится она восточнее Павловского мыса, после зданий Военно-морского госпиталя Министерства обороны РФ.

Бухту и балку назвали сугубо реалистично - по имени полковника Аполлона Гальберга, который командовал здесь продовольственными складами и караульной ротой, но для жителей был и царь, и бог. Ведь сюда была перенесена бойня из Мартыновой бухты, а любая косточка могла пойти в борщ. На берегу бухты всегда селились беднота и рыбаки, а голод неизменно сопровождал их жизнь. Сам район был продолжением Корабельной стороны, где селились отставные матросы и рабочие.

А если вспомнить еще известный чумной бунт в Севастополе в 1830 году, становится понятно, почему имя полковника Гальберга вошло в историю: в городе был карантин, который ввел граф Воронцов, и все жители питались по карточкам, как раз с Аполлоновских продовольственных складов и получали хлеб и кашу.

Так как народ в этом районе обитал бедный, поэтому и в застройке наблюдался особый колорит: все дома одноэтажные, но разные, немного кривенькие, улочки узенькие, но при этом отсюда открывался несравненный вид на всю бухту - любимое место художников и поэтов.

Интересно, что к морю выводит недлинный, еще дореволюционный туннель, и, соответственно, граждане, живущие ныне за полотном железной дороги (на горке, сверху бухты, на машине подъехать сюда не могут (нет переезда), идут только пешком.

Сейчас это один из последних маленьких поселков Севастополя - со своим колоритом и укладом рыбацкой жизни.

У бухты - единственный причал, где всегда процветал яличный промысел, где держали свои шаланды рыбаки, а самое главное - отсюда шли в увольнение матросы.

Аполлоновка, как нежно зовут ее жители, - свидетель двух страшных страниц истории Севастополя. Это - трагическая гибель линкоров "Императрица Мария" (20 октября 1916 года) и "Новороссийск" (в ночь на 29 октября 1955 года), которые были взорваны напротив госпиталя и Аполлоновки.

Со времен адмирала Лазарева здесь, кстати, остался акведук, по которому в город из Черной речки самотеком шла пресная вода. Он сейчас частично сохранился, виден с моря и с проходящих мимо поездов. В годы революции здесь часто проводились маевки и собрания, и, по воспоминаниям севастопольцев, они неоднократно разгонялись верховыми казаками.

Здесь революционерами же принимались резолюции, от которых и сейчас стынет кровь в жилах, и они выполнялись. Так, 95 лет назад за одну лишь ночь матросы убивали в городе сто пятьдесят офицеров и просто обывателей.

Террор остановили рабочие Морского завода. Гражданская война во всем своем страшном обличии...

Сейчас в бухте есть небольшой рыбацкий причал. Местные рыбаки, конечно, не составляют конкуренции балаклавцам, но... свою гордость имеют.

Отдельно - о заброшенном пока парке Ушакова. В царские времена он был излюбленным местом отдыха ходивших в увольнение матросов. Прямо от пристани они шли через холм (до центра было далеко), здесь и гулеванили...

Отличное место в Севастополе...

http://slava.sebastopol.ua/2013.6.12/view/37624_apollonova-buhta-balka.html

 

 

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Южная бухта

 

 

 

Изображение

 

Южную бухту с запада ограничивает Николаевский мыс (в быту его называли ласково Никольским мыском). Вид мыса изменился в 1837 году при строительстве Николаевской батареи. Протянувшись на 460 метров, она стала самой большой приморской крепостной батареей России того времени.

Современник той эпохи Николай Закревский так пишет о городе и батарее, начиная рассказ с Екатерининской площади (в настоящее время - площадь Нахимова), на которой после посещения Екатериной II в 1787 году еще долго сохранялся одноэтажный дом, именуемый дворцом: "Вправо от дворца, в пять окон по фасаду - казенный дом, в нем живет начальник гарнизонной артиллерии. А за этим домом ряд длинных флигелей; в них помещались нижние чины того же ведомства. За флигелем начинаются брустверы Николаевской батареи, и тянутся они по берегу до Артиллерийской бухты. Брустверы земляные, но их теперь красиво одевают штучным инкерманским камнем. Батарея названа именем императора Николая I, а прежде означалась она под N 7".

Левый фас батареи шел от Артиллерийской бухты и был двухэтажным. Пушки батареи могли обстреливать вход на рейд. А правый фас батареи был трехэтажным, держал под прицелом фарватер и вход в Южную бухту. На самом же мысу батарея имела закругление. Батарею обыватели называли "Колизеем" - за красивый и элегантный вид. В городе бытовала расхожая фраза: "Солнце село за "Колизей". Батарея была просто громадной для своего времени, и сейчас, пройдясь по Приморскому бульвару, созданному в 1886 году на месте взорванного форта, можно представить ее размеры. Имела она 194 орудийных каземата и семь бойниц для запуска ракет из полуподвальных помещений на левом фланге.

Еще одной особенностью сооружения являлась галерея, проходящая по всему внутреннему периметру, представляя некий балкон с красивыми арками. Строители обосновывали его необходимость созданием тени для охлаждения казематов в жаркое время.

Но грандиозное строительство привело и к грандиозному воровству, что во времена Николая Павловича Романова было в порядке нормы. "Из укреплений же со стороны моря неприступен Николаевский форт, однако материал постройки его - невысокого качества, и нет сомнений в том, что инженер, которому была поручена эта работа, имел желание укрепить прежде всего свой собственный карман в соответствии с привычкой подобных людей в России", - так писал в 1856 году Роберт Ходасевич в работе "Голос из-за стен Севастополя", поляк, воевавший в русской армии, капитан, награжденный орденом Св. Владимира IV степени за Балаклавское и Инкерманское сражения. Правда, 25 марта 1855 года он дезертировал к англичанам и через некоторое время с успехом стал сражаться за них.

В частности, ему доверили (после долгих допросов) создать группу по шпионажу и диверсиям, что он с успехом и исполнил: сжег склады в Бахчисарае, захватил курьера Горчакова с письмами... Предприимчивый поляк был.

Он продолжает: "27 августа 1854 года было сделано следующее: в первый ярус Николаевского форта был помещен полный комплект пушек, на втором ярусе - в каждой второй бойнице, обращенной к входу в бухту; также разместили орудия. На третьем ярусе что-либо устанавливать было опасно, потому там поставили совсем мало пушек... Каждая третья пушка была испытана, причем выстрелы сотрясли весь форт, и некоторые бойницы были полузасыпаны обвалившимися камнями, так что на следующий день часть рабочих была вынуждена ликвидировать этот ущерб... Я видел, что стены лишь кажутся каменными, но между камнями строители заложили мусор".

Но и в таком состоянии батарея выдержала обстрел с моря и славно послужила. В её казематах размещались штабы, городское начальство, аптека, склады для пороха и бомб, здесь был и госпиталь на 600 мест...

27 августа 1855 года батарея была взорвана при оставлении Южной стороны и переходе войск на Северную сторону. Мост для перехода войск был устроен прямо у закругления форта, и массив батареи прикрывал от вражеского огня отступающие войска.

Одной из первых пристаней Южной бухты с западной стороны и первой от Николаевского мыса является пристань Водокатная (с нее на Северную сторону и в поселок Голландия и сегодня ходят пассажирские катера). На пристань выходила ливневка, идущая прямо по улице, и в дождь тут сплошным потоком лилась вода. Отсюда и название...

Вторая пристань к югу, главная, историческая для Севастополя, называется Графской. Её название пошло от графа Марка Ивановича Войновича, командующего Черноморским флотом в 1785-1789 годы. Увы, но сам граф не проявил тех качеств, о которых с гордостью могли бы вспоминать потомки. При нем в ураган 1787 года в плен к туркам попал линейный корабль "Мария Магдалина", капитаном которого был англичанин Вениамин Тиздель. Его за позорную сдачу корабля туркам императрица Екатерина II после его возращения из плена исключила из списков флота и выслала за границу без права обжалования. Так, не оставив ни малейшего доблестного исторического следа, граф Войнович, переправляясь на шлюпке с Корабельной стороны и пользуясь пристанью, дал ей имя. Хорошо, что без фамилии...

Официальное название её в те годы - Екатерининская. Но в народе оно не прижилось. При командовании Черноморским флотом выдающимся военным деятелем и мореплавателем адмиралом Михаилом Петровичем Лазаревым пристань обрела тот облик, который мы видим сейчас: львы по бокам, колоннада с датой постройки - 1846 год, скульптуры работы Ф. Пелличио. Правда, их осталось только две, а было четыре.

Дожили до сегодняшних дней и два одноэтажных караульных домика с обеих сторон пристани. В одном размещается Регистр судоходства Украины, второй - в аренде ЧФ РФ. Проектировал это сооружение в 1838 году и построил в 1846-м инженер-капитан Джон Уптон.

Во времена парусного флота на пристани часто собирались офицеры, демократично, но критически оценивая и обсуждая маневры дефилирующих на рейде парусных судов. По воспоминаниям адмирала Ивана Алексеевича Шестакова, во времена Лазарева это место называлось "мысом свободных размышлений". Он писал: "На Екатерининской пристани совершался утешительный процесс взаимодействия возрастов и понятий, от которого не спасались и, к чести их следует прибавить, не уклонялись и самые авторитеты, хотя их честное, бескорыстное слово долго было законом".

Адмирал Шестаков включал Графскую пристань наравне с Морской библиотекой и клубом в число социальных учреждений Севастополя, в коих выпестовалась славная каста моряков, совершивших беспримерные подвиги в первую осаду Севастополя.

Памятник адмиралу Нахимову сделан именно как слепок с того, что любил делать Павел Степанович, а именно - наблюдать, как на рейде справляют свои обязанности моряки. Для отличившихся он всегда находил доброе слово, а вот для тех, у кого не получалось, - и другие, порой нелицеприятные слова.

Поэтому когда в 1959 году памятник Нахимову развернули лицом к берегу, а спиной к морю, было много возмущения в среде моряков, ведь первоначально на памятнике адмирал смотрел в море, как и всегда при жизни.

Еще про Графскую пристань писано в "Лоции Черного и Азовского морей" за 1892 год, место издания - г. Николаев: "На пристани ночью почти всегда зажигают два красных огня в обыкновенных уличных фонарях, которые вместе с вертящимся огнем системы Линдберга на противоположном Павловском мыске служат руководством для входа в Южную бухту. На Графской пристани ежедневно вывешивается бюллетень о состоянии погоды в портах Черного и Азовского морей"... В лоции есть и отдельная страница, посвященная лавировке под парусом в бухтах Севастополя...

Графская пристань много видела за минувшие 167 лет... По ней в 1787 году шла Великая Екатерина, покорительница Крыма, приехавшая посмотреть новые земли Российской империи. После Синопской победы в ноябре 1853 года к ней причалил адмирал Павел Нахимов - будущий герой первой обороны Севастополя. В первую же оборону рядом с ней взорвалась шаланда с порохом и разрушила ее до основания, а в 1905 году с нее сел в катер П.П. Шмидт, чтобы возглавить восстание на мятежном крейсере "Очаков".

В 1920 году с Графской последним сошел на катер Петр Врангель и вместе со 128 тысячами соотечественников покинул Родину, уйдя на кораблях российского флота в Бизерту. В декабре 1941 года у причальной стенки пристани погиб крейсер "Червона Украина". На Графскую пристань 69 лет назад, 9 мая, высадился десант морских пехотинцев и освободил Севастополь от фашистов после двух лет оккупации...

Сейчас пристань живет напряженной жизнью: каждый день к ней подходят катера и яхты, адмиралы, моряки и простые люди ходят по ее историческим ступеням, а память хранят мраморные доски.

И последнее, это интересно... По воспоминаниям адмирала Шестакова, в 1849 году настоятель и митрополит Георгиевского монастыря Агафангел 6 января отказался сойти к воде на Екатерининской пристани, пока чем-то не закроют статуи в нишах. Статуи закрыли, но об этом инциденте на пристани в Севастопольской думе в течение нескольких заседаний шли дебаты о нелогичности действий митрополита, с одной стороны, чересчур щекотливого к присутствию греческих богов, но с другой - слишком равнодушного к христианским преданиям и к русским обычаям и с готовностью святившего соленую воду вместо пресной".

Следующей в глубь Южной бухты была построенная на сваях в 1859 году пароходная пристань Русского общества пароходства и торговли (РОПиТ). После поражения в Восточной войне России было запрещено иметь флот на Черном море, и место флота военного занял флот гражданский. В 1855 году капитан 1 ранга Н. А. Аркас и предприниматель Н.А Новосельский обратились в Морское министерство с предложением организовать коммерческую пароходную компанию, которая в случае войны могла бы предоставить свои суда для военных нужд. 1 августа 1856 г. Александр II утвердил устав Русского общества пароходства и торговли, назначив Н.А. Аркаса директором.

С этого времени РОПиТ стало основным промышленным предприятием Севастополя и в течение долгих лет - судостроительным, морским центром города, сыграв в итоге важную роль в восстановлении военного флота на Черном море, а с ним - и в восстановлении Севастополя.

Обществу принадлежало Адмиралтейство в Корабельной бухте, которое только в 1897 году было передано Морскому ведомству и стало называться Лазаревским адмиралтейством Севастопольского порта. В 1877 году во время русско-турецкой войны шесть пароходов общества были зафрахтованы военными и легко превращены в импровизированные крейсера.

Причал РОПиТ использовался в основном для перевозки зерна. Также пароходы выполняли почтовую функцию внутренних линий и перевозили пассажиров. За этим причалом сразу шло Новое (минное) адмиралтейство со многими складами и мастерскими, именуемое и сегодня Минной стенкой - по названию Минной башни, что находилась на ул. Екатерининской. Через нее все проходили, когда шли вниз к причалам. На башне были часы. Сейчас она утрачена. Может быть, название Минная, кстати, произошло и от миноносок, которые всегда там базировались.

Южнее находилась Таможенная пристань с огромным зданием таможни, возвышающимся над нею на горе. Далее, до самой вершины бухты, городской берег был занят коммерческими пристанями и хлебными магазинами. "Коммерческие пристани находятся в ведении городской управы, и для надзора над ними имеется особый смотритель пристаней", - находим мы в той же лоции.

А на карте 1914 года находим надпись вдоль набережной: "Товарные сараи, городские хлебные амбары".

Город имел хороший доход от швартовок кораблей. В казну городской управы поступали пятнадцать рублей с собственных судов и по пятьдесят - с иностранных. При этом гребец причальной шлюпки был обязан оказать содействие по швартовке судна с подачей концов на берег. После разгрузки судно должно было сразу отходить.

Кроме того, город имел по пятнадцать копеек с тонны в день при стоянке любого судна. А если оно было водоизмещением больше тысячи тонн, бралось по десять копеек с тонны в день.

Напротив таможни, на западном берегу, на облицованной камнем стене были выведены краской истинные румбовые направления, и проведение девиации компасов штурманам рекомендовалось начинать с западной трубы механического завода РОПиТ.

От Таможенной пристани к зданию заводской администрации РОПиТ был проложен подводный телеграфный кабель. Об этом говорила крупная надпись предупреждения TELEGRAF над Таможенной пристанью.

Далее шла еще одна пристань РОПиТ. На западном берегу Южной бухты находилась Телефонная пристань, названная так по устройству переправы на Корабельную сторону на катере по тросу, на нем закрепленному.

В этом же месте в дни Крымской войны была устроена первая переправа на Корабельную сторону, проходящая по спаренным палубам небольших парусных судов. Но просуществовала она недолго и была уничтожена артиллерией союзников.

Следующей была Товарная пристань РОПиТ, а далее - Каменная пристань, названная так по высокой белой скале, нависавшей над ней.

Еще южнее, в глубине бухты, находилась пристань "Приют паломников". К ней подходили корабли, забиравшие мусульманских паломников. На этой пристани находились сараи, использовавшиеся как гостиницы, в которых паломники ожидали свои пароходы. В те времена морем в Мекку был самый быстрый путь.

Вершину бухты замыкала Малая царская пристань, переименованная в 1923 году в Советскую. Но в быту она сегодня чаще зовется "Холодильником". Там же рядом в 1880 году была устроена паровая мельница Товарищества Новороссийской паровой мельницы П.Ф. Родоконаки, перерабатывающая до 3 тысяч пудов муки в сутки, работающая в основном на экспорт. Мука этой мельницы достигала такого высокого качества, что была отмечена почетным дипломом Парижской всемирной выставки 1890 года как лучшая пасхальная мука.

Здание мельницы сохранилось, сейчас здесь военный склад на улице Портовой, 15.

...Люди, строения, точные даты некоторых знаковых деяний в любых точках Земли стремительно уплывают в Лету, теряя с годами четкие очертания в памяти современников. А уж их потомки о многом даже представления не имеют. Освежим же историческую память севастопольцев во имя сохранения культурных ценностей для людей далеких будущих поколений XXI века.

http://slava.sebastopol.ua/2013.6.14/view/37660_yuzhnaya-buhta.html

 

 

 

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Константиновские мыс, бухта

 

 

Изображение

При входе в Севастополь с моря на Северной стороне города радует глаз путешественника добротный, утыканный тетраподами мол, который заканчивается строгим, грозным памятником прошлого - Константиновским фортом.

В городе эту батарею привычно называют равелином, что не соответствует действительности. Равелин, если точно сказать, - это небольшое треугольное фортификационное сооружение, которое строилось в мертвой, непростреливаемой зоне фортеции, цитадели для защиты от пехоты или саперов врага, которые могли заложить фугас или мину.

Видно, из-за близкой к треугольной форме такое название батареи вошло в обиход и стало для горожан привычным - Константиновский равелин. Звучит солидно. На Северной стороне Севастополя находятся Константиновская, Михайловская казематированные батареи, две из пяти, сохранившиеся до наших дней со времени царствования императора Николая I, времени парусного военного флота на Черном море, расцвета искусства хождения под парусами в годы командования Черноморским флотом адмирала Михаила Петровича Лазарева. 3 ноября 2013 года исполняется 225 лет со дня рождения этого гениального мореплавателя и военного деятеля России.

Здесь нужно отметить, что место для строительства форта было практически подсказано самой природой - это северный входной мыс Севастопольской гавани. Для защиты входа на рейд планировалось обустройство четырех батарей: напротив Константиновской казематированной артиллерийской батареи на Южной стороне находилась Александровская, что напротив Михайловской батареи, а через бухту на месте сегодняшнего Приморского бульвара - Николаевская. Строительство этих фортификационных сооружений обосновал в своих "Распоряжениях" генерал-аншеф Александр Суворов.

Александр Васильевич рассчитывал на строительство пяти казематированных батарей для защиты рейда. И приказывал их завершить в далеком от нас июле 1794 года. В 1797 году эти укрепления построили. Но это были земляные открытые батареи с облицованным камнем бруствером, каменными были казармы для рядовых и офицеров, пороховые погреба. В казематированном виде батареи начали возводиться только после утверждения в 1831 году Николаем I проекта сухопутной обороны крепости. Император Николай сам контролировал проектирование батарей, корректировал чертежи предстоящего строительства и любил сказать о себе: "Мы - инженеры".

Строительство Константиновского форта началось в 1836 году, через два года после назначения адмирала М.П. Лазарева главным командиром Черноморского флота и портов, военным губернатором Николаева и Севастополя. В феврале 1934 года М.П. Лазарев писал начальнику Главного морского штаба князю А.С. Меншикову, что укрепления Севастопольского порта "ничтожны", а состояние артиллерии "дурное".

Воспитанный в английской школе мореплавания, честолюбивый, прошедший капитаном корабля три кругосветных плавания, Михаил Петрович мечтал сделать Черноморский флот лучшим флотом в мире. Он понимал, что флот - это не только корабли, береговая инфраструктура, это и Морская библиотека, и офицерское собрание, и сам град Севастополь, который расцвел при нем.

Так же, как и император, Лазарев лично контролировал все этапы строительства крепости - от установки пушек до заказов мрамора и гранита на Графскую пристань. При нем, кстати, снесли "Хребет беззакония" - это центральный холм города, где сейчас располагается Владимирский собор, а в те годы это было место хаотичного расселения лачуг. Любил адмирал порядок и умел его достичь.

Под его командованием началось строительство нового адмиралтейства на западном берегу Корабельной бухты, чему предшествовало срытие огромного холма, грандиозного начинания даже по нашим меркам. В это же время стали возводиться казематированные батареи на входе на Севастопольский рейд. Строительство последовало после получения денежной контрибуции от Турции, из которой шесть миллионов рублей выделили Черноморскому ведомству. Два миллиона рублей потратили на строительство вышеназванного адмиралтейства и береговых укреплений. Четыре миллиона пошли на кораблестроение.

Константиновскую батарею строители прекрасно вписали в одноименный мыс. Для строительства стен и сводов использовался киленбалочный известняк, он оказался прочнее инкерманского, что и подтвердила долгая жизнь казематов. Остальные постройки сооружались из камня, добываемого на южном берегу Карантинной бухты, что снизило стоимость строительства. Сама батарея имела форму подковы, была двухъярусной, вмещая 54 каземата.

Длина батареи (по историческому труду генерал-адъютанта Эдуарда Тотлебена в его "Описании обороны г. Севастополя") была по переднему фасаду - 88 сажень, в каждом ярусе - по 27 оборонительных казематов. Батарея оснащалась шестью ядрокалительными печами для подготовки ядер к стрельбе из 24-фунтовых пушек.

Первую оборону Севастополя батарея встретила в полной готовности. Четыреста семьдесят артиллеристов обслуживали 94 орудия, пятьдесят из которых были 24-фунтовыми пушками, размещенными в верхнем и нижнем ярусах. Шесть пятипудовых мортир вместе с 27 однопудовыми "единорогами" стояли на платформе, остальные "единороги" были готовы действовать по сухопутному пути и рейдовому тылу. Все орудия батареи делились на три части. Первая могла стрелять по взморью, вторая - по входу на рейд, третья - в тыл рейда. На каждое орудие предусматривался боезапас из 160 боевых зарядов, в том числе 10 картечных.

Уже тогда выявился главный недостаток батареи: она не могла защищать себя с северо-запада. Для усиления этого сектора обстрела в северном направлении решено было построить три батареи.

Самой крайней на севере оказалась батарея Волохова N 13, что на мысе Толстом, названная по имени отставного поручика, на деньги которого была построена.

Батарея Волохова возводилась в виде малой башни квадратной формы 15 на 15 метров, девять метров высотой. Вторая батарея N 12 на пять орудий была построена у телеграфа и названа по имени полковника Карташевского, который ее закладывал.

Третья мортирная батарея N 11 была построена из шести пятипудовых мортир, снятых с Константиновского форта и поставленных в ста метрах на север для стрельбы по взморью.

5 октября 1854 года состоялось первое бомбардирование Севастополя. Союзный флот выстроился в два ряда в шахматном порядке и обрушил более 30 000 зарядов по береговым батареям. В артиллерийской дуэли участвовала Константиновская батарея. Действовала она, правда, не слишком успешно по сравнению с батареями Волохова и Карташевского, в бою получила значительные разрушения. Пять человек погибли, более пятидесяти защитников Севастополя ранено, 22 орудия, стоявшие на верхней платформе, оказались выведенными из строя. Лицевая часть батареи была буквально изрыта ядрами, но нигде не было сквозного проема. За геройство воинов на батарею было прислано 5 серебряных крестов Святого Георгия IV степени за храбрость для раздачи по усмотрению командира. В дальнейшем батарея в боевых действиях не участвовала.

После Крымской войны её помещения использовались как складские, а сама батарея выполняла функции сигнальной службы, то есть как пост охраны входа на рейд, как маяк, своим огнем указывающий на вход в бухту. С развитием техники все последующие артиллерийские батареи, которые защищали Севастополь, закладывались все дальше и дальше от входа на Севастопольский рейд. К началу Великой Отечественной войны в Константиновском форте были оборудованы пост наблюдения, пост охраны водного района и батарея зенитных автоматов.

Пост охраны района, как и сегодня, определял по сигналам входивших кораблей "свой - чужой", давал разрешение на вход и выход на внешний рейд.

В дни обороны города в июне 1942 года северная оконечность Севастополя стала местом ожесточенных боев. Здесь, в районе Константиновского форта, береговых батарей N 2 и 12, летнего учебного лагеря и учебной батареи училища береговой обороны, бойцами 95-й стрелковой дивизии, 178-го инженерного батальона, моряками охраны рейда была создана оборонительная линия. Командовали защитниками капитан 3 ранга М.Е. Евсеев и командир 161-го стрелкового полка 95-й стрелковой дивизии майор И.П. Дацко, организовав оборону в течение трех суток, будучи отрезанными от всех. Поздней ночью 23 июня 1942 года после приказа защитники оставили Константиновский форт, переплыв вплавь бухту. Сегодня на батарее есть памятник погибшим при обороне.

После войны мыс зажил прежней жизнью. Ночью он приветливо встречает прибывающие корабли огнями маяка, в шторм вешает черные шары, запрещающие вход и выход.

В годы "холодной войны" бессменную вахту на Константиновском мысе несла противодиверсионная служба. Для этих целей содержали боевых дельфинов, что жили в клетках у боновых ворот, у входа в бухту.

За мысом и фортом находится одноименная бухта с тремя небольшими причалами, которые используются кораблями службы охраны водного района и персоналом складов водолазного и спасательного имущества Черноморского флота Российской Федерации, что базируются здесь. При сильных северных ветрах в этой бухте всегда много ставриды и селедки.

 

 

http://slava.sebastopol.ua/2013.8.17/view/38398_konstantinovskie-mys-buhta.html

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Бухты Старосеверная, Матюшенко

 

 

Изображение

Маленькие заливы Северной стороны, второй и третий, считая от начала входа на внутренний рейд Севастопольской бухты, менее чем в километре от мыса Константиновский, называются Матюшенко и Старосеверная бухты. Бухту Матюшенко ограничивает с запада мыс Радиогорка, с востока - мыс Михайловской батареи. Эта бухта - единственная именная бухта в Севастополе, названная в честь матроса-революционера. Точнее, унтер-офицера Афанасия Николаевича Матюшенко.

Непростой жизненный путь сына сапожника, выпускника церковно-приходской школы, после смены многих профессий привёл зрелого 21-летнего человека на флот. Уже через пять морских навигаций, 108 лет назад, Афанасий Матюшенко участвует в восстании моряков на броненосце "Князь Потёмкин-Таврический", возглавляет его и лично убивает пятерых из семи погибших офицеров.

И уже через два года 28-летний революционер, побывавший в эмиграции в Европе, Америке, встречавшийся с Лениным, Горьким и считавший, как и многие в те годы, "что на то и революция, чтоб кровь буржуям пустить", был задержан в Одессе и после короткого суда казнён в Севастополе.

К 10-летию установления Советской власти в Крыму, в 1930 году Михайловскую бухту в Севастополе переименовали в Матюшенко, этим же именем названы район и улица. Кровавые события Гражданской войны и революции в России послужили основой для появления многих неоднозначных названий улиц, площадей по именам героев, чей героизм был не в защите Родины от внешних врагов, а в убийстве, часто без суда и следствия, ни в чём не повинных граждан своей страны. Время, история ещё, конечно, расставят всех героев по своим местам.

Мыс Радиогорка нарекли Нахимовским по названию береговой батареи N 1, что должна была находиться там. Батарею начали строить ещё при будущем генералиссимусе Александре Васильевиче Суворове, потом она была заброшена и восстановлена, точнее, заново построена только в июне 1855 года. Приказ на строительство отдал адмирал Павел Степанович Нахимов, вот откуда и название укрепления. Батарея была земляная, вооруженная 30 орудиями, могла стрелять как по внешнему рейду, в сторону Карантинной бухты и Херсонеса по французским войскам, так и прикрывать внутренний.

Второе название мыса - Магдалиновка, фривольное толкование дореволюционной местной публикой нахождение на Северной стороне публичных домов. Что косвенно, кстати, подтверждает ещё одно название мыса - Банный, по наличию в этом районе платных бань, приносивших неплохой доход владельцам. Известно и имя одного из владельцев бань, это отставной капитан Константин Реунов, который был ещё в членах правления общества "Сбережения и приобретения" в Севастополе в 1879 году.

Есть предположение, что название мыса возникло по названию 66-пушечного корабля "Мария Магдалина", у которого в этом месте с 1786 года была постоянная якорная стоянка. Кораблю и экипажу выпала несчастливая судьба. В сентябре 1787 года корабль в составе эскадры под руководством контр-адмирала графа Марко Войновича крейсировал в Черном море против турецкого флота. Вся эскадра угодила в осенний ураган, во время которого бесследно исчез 44-х пушечный "Крым" с капитаном Н.Ф. Селиверстовым, а корабль "Мария Магдалина" с командиром капитаном 1 ранга Вениамином Тизделем, вынесенный штормом к Константинопольскому проливу, сдался в плен со всем экипажем. В тяжёлом турецком плену погибла большая часть экипажа; кто остался в живых, вернулись в Россию только в мае 1792 года.

Современники жёстко критиковали английского капитана; адмирал С.К. Грейг на вопрос императрицы, как бы он поступил, будучи капитаном, ответил, что воспользовался бы попутным ветром и прорвался через Босфор в Средиземное море. Князь Потёмкин, ругаясь, мечтал, что если ему попадется сей капитан, то отправит его прямо в Сибирь. Императрица расценила поступок капитана "Марии Магдалины" как предательство и уволила из списков флота капитана Вениамина Тизделя со дня его попадания в плен.

Может быть, пустая рейдовая корабельная деревянная бочка несчастливого 66-пушечного корабля "Мария Магдалина" и дала название мысу. Англичанин Тиздель, между тем, построил каменный дом в Севастополе, вырастил сына Томаса и написал неоднозначные, но интереснейшие записки о своей жизни, о нравах русских морских офицеров, о пьянстве "доброго человека, имеющего несчастную страсть", устроителя Севастополя контр-адмирала Томаса Макензи, о собственном плене и многом другом.

Во время осады Севастополя от Банного мыса в направлении Никольского мыска Николаевской батареи был проложен для заграждения бухты бон, сделанный из мачт, рей кораблей, скреплённый цепями. После штормов в феврале 1855 года для устройства второй линии заграждения были дополнительно затоплены направлением на батарею N 8 (мыс Хрустальный) корабли Черноморской эскадры: "Двенадцать апостолов", "Ростислав", "Святослав", "Гавриил", фрегаты "Мидия", "Мессемврия".

В самой бухте Матюшенко в годы Великой Отечественной войны, в частности, в период обороны Севастополя 1941-1942 годов, находилась гидроавиация Черноморского флота. 116-й авиаполк морской авиации ЧФ, вооружённый деревянными гидросамолётами МБР-2, (морской ближний разведчик второй), базировался именно здесь. Лётчики жили в массиве Михайловского форта, сохранившегося до наших дней.

Каждую ночь, если позволяла погода, самолёты скатывали на кильблоке с колесами по бетонной площадке в воду, затем они стартовали по взлётной полосе посреди бухты и летели бомбить наступавших фашистов, аэродромы, батареи. Выполняли эти самолеты и конвойные функции, встречали идущие в Севастополь корабли, прикрывали их от ударов торпедоносцев. "Фанерные броненосцы", "коломбины", "амбарчики" (так называли их лётчики) оказались прекрасными ночными бомбардировщиками и практически до последних дней оставления Северной стороны защищали Севастополь.

Чтобы представить сложность этих лётных военных буден, в воспоминаниях штурмана Владимира Игнатьевича Коваленко "Крылья Севастополя" читаем: "Были неоднократные случаи, когда эти тихоходные самолеты физически не могли взлететь из бухты из-за обмерзания крыльев и погибали на взлёте, врезаясь в горы".

Бетонные слипы, которые использовались морскими летчиками, сохранились в бухте Матюшенко. Не знаю, есть ли памятник морским летчикам, морским аэродромам в Севастополе. Если нет, стоит увековечить.

Западный мыс бухты Матюшенко занимает одну из двух сохранившихся жемчужин фортификационного искусства XVIII - начала XIX века в Севастополе - памятник военным строителям, Михайловская казематированная батарея. В 1833 году батарея носила название батареи N 2, в 1874 году её назвали Михайловской, предназначалась она целиком для защиты входа на рейд; кроме того, на батарее была окружная артиллерийская школа, здесь обучали крепостных пушкарей. Батарея была двухъярусной - в каждом ярусе по 31 оборонительному каземату для орудий. Из 77-ми орудий на начало обороны Севастополя четырнадцать охраняли сухопутный фронт батареи. Прямого участия в боевых действиях батарея не принимала, но при ней был развернут госпиталь, а за батареей выросло обширное Михайловское кладбище. На нём, в частности, были похоронены моряки с линкора "Императрица Мария", взорванного немецкими диверсантами в октябре 1916 года в Севастопольской бухте.

Михайловский форт многие годы использовался артиллеристами для складов и казарм. Во время второй обороны Севастополя он стал опорной боевой точкой Северной стороны, четыре дня сдерживал наступавших немцев. Сегодня, обходя этот бастион, хорошо видно, (по разбитым стенам, по шрамам, нанесённым войной,) - как тяжело было защитникам. Батарея в последние дни июня 1942 года располагала 76-мм зенитной батареей, двумя 45-мм пушками, несколькими пулеметами и гарнизоном со ста пятьюдесятью бойцами. В ночь с 23-го на 24 июня 1942 года по приказу защитники оставили батарею и вплавь переплыли через бухту.

Сейчас на батарее - музей ВМС ВС Украины. В дни 230-летнего юбилея со дня основания Севастополя в стенах казематов проходил фестиваль "Война и Мир", пели артисты, оперные дивы радовали зрителей. Прошли концерты международных оркестров. Новую жизнь форту вдохнули меценаты братья Шереметьевы, вложившие душу и сердце, большие финансовые средства в восстановление Михайловской крепости. Так что заходите на рейсовый катер в Артиллерийской бухте, выходите на пристани Радиогорка - и вы уже у батареи. Сегодня Константиновская и Михайловская батареи разного цвета; к 200-летнему юбилею Севастополя Константиновскую облицевали инкерманской белоснежной плиткой; родной цвет батарей на Михайловской - желтоватый, по цвету киленбалочного известняка.

Весь район и мыс ныне называются Радиогоркой, потому что профессор физики Александр Степанович Попов в 1899 году начал здесь впервые проводить на флоте опыты по передаче радиосигналов на расстоянии, преуспел в этом и дал имя всему этому району Северной стороны. Памятник изобретателю радиосвязи стоит на Матросском бульваре. К сожалению, нет пророков в свом отечестве: Маркони, признавая первенство Попова, быстрее зарегистрировал патент на прибор, организовав акционерное общество "Маркони и К.".

...Маленькая бухта за Михайловским фортом носит название Старосеверная, это - бывшая Северная бухта. Именно сюда ходили до начала девятнадцатого века все гребные суда, ялики, перевозя грузы и жителей через бухту. В первую оборону города, прикрываясь мысом Кордон, что ограничивает бухту с востока, здесь расцвёл небольшой, но очень колоритный рынок.

Всегда тут были артели рыбаков, а потом, после революции, рыболовецкие колхозы "Пролетарский луч", "Путь Ильича" добывали рыбу для великой страны. В марте 1959 года, по словам бывшего главного архитектора Севастопольского Морского завода им. Серго Орджоникидзе Б.В. Савченко, первого морского строителя НИИ "ЧНИИТС" (тогда - "609-й почтовый ящик") и было принято решение о строительстве коррозионной станции в Севастополе.

Станция строилась на голом месте. Борис Васильевич прибыл как гидротехник и сошел на берег Старосеверной бухты с печатью и 200 тысячами рублей на счету в банке. Ни рыбаки, ни жители пещер мыса Кордон не были рады его появлению, но в процессе после появления жилых сборных домиков для работников и строителей, после сооружения первого причала отношение к нему и возводимой станции изменилось.

Прошло время, и коррозионная станция превратилась в научно-исследовательский институт, который в ходе перестроечных пертурбаций оказался почему-то не нужным стране. Десятки лет институт боролся с биологическими обрастаниями судов, работал над системами очистки воды и многим другим, что составляло гордость научного коллектива. Неформальное название института - "коррозийка". Последним директором НИИ "Черноморский научно-исследовательский институт технологии судостроения" был доктор технических наук Павел Никитович Выхристюк, многое сделавший для города и жителей Северной стороны Севастополя.

В глубине бухты вдоль устья было распланировано небольшое футбольное поле, любимое место футбольных баталий местных мальчишек в 60-годы прошлого века. Особенно там было интересно, как вспоминает старый яхтсмен Лазарь Валентин, когда туда приезжал на учения 410-й комендантский полк на лошадях; он располагался в казармах, в глубине мыса Конрафорс, где базировалась в Крымскую войну 4-я батарея.

Ну а здешнее море, как тогда, так и сегодня... все его берега в летнюю пору заняты прыгающими, плавающими, загорающими мальчишками и девчонками, для которых лето - отдых, а не туристический сезон. В бухте есть неплохой причал с явно просматривающейся счастливой перспективой для яхтсменов.

 

 

http://slava.sebastopol.ua/2013.8.21/view/38430_buhty-starosevernaya-matyushenko.html

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

сильно,только раздел наверно не тот...надо в раздел Севастополь...а тут про бухты 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Стрелецкая бухта, Стрелецкая балка

 

 

Изображение
Стрелецкая бухта наравне с Южной, Казачьей и Камышовой бухтами - одна из самых протяжённых и удобных в Севастополе. Находится она к юго-западу от Южного мола Севастопольской бухты, между Песочной бухтой с восточной стороны и бухтой Круглой - с западной.

С юга в бухту впадает длинная и глубокая балка, берущая свое начало к северу от верховья балки Юхарина. Возможно, эта балка ("местами представляющая трудные всходы", глубокая и очень протяжённая, вытянувшаяся в южном направлении) и дала название бухте, ровной и длинной, как стрела.

"Берега Стрелецкой бухты преимущественно высокие, обрывистые, окаймлённые каменистыми отмелями", - даёт информацию о бухте "Лоция Чёрного моря". О ней писал П.С. Паллас во время путешествия по южным наместничествам Русского государства в 1793-1794 гг.: "Вторая большая бухта, вдающаяся в материк более двух вёрст, ныне называется Стрелецкая. Глубина воды в ней на входе - от 10 до 12 саженей, но она уменьшается внутри - до 6 и 2 саженей". Название бухты, по одним источникам, дано в честь стрелецких постов, что находились в верховьях бухты во время захвата этой местности войсками фельдмаршала Александра Суворова.

По другой версии, название бухты дано в честь корабля "Стрелец", или "Стрела", который базировался здесь в 1783 году. Команда корабля построила здесь для себя причал, баню, казарму... И правда, в эскадре графа Марко Войновича, вышедшей из Севастополя к Варне 4 сентября 1787 года, есть 40-пушечный фрегат "Стрела", переименованный в 1788 году в "Иоанн Войственник", которым командовал капитан Ф.В. Поскочин. Мог ли этот корабль базироваться отдельно от основного флота? В любом случае на картах до 1806 года бухта имеет название Стрельская.

Со дня основания Севастополя город развивался в основном в Корабельную сторону. Стрелецкая бухта находилась за городом и, соответственно, мало использовалась. Во время Крымской войны в Стрелецкой бухте стояли дежурные неприятельские пароходы; на её берегах французами был построен редут для защиты своего лагеря, что был на берегу Камышовой бухты. 24 ноября 1854 года по распоряжению вице-адмирала Нахимова была произведена морская вылазка. Два колёсных пароходо-фрегата "Владимир" и "Херсонес" в час дня после полудня атаковали железный винтовой пароход союзников, стоявший на фарватере напротив Песочной бухты для наблюдений за движением наших судов на рейде.

Этот пароход, увидев идущий на всех парах "Владимир", сделал сигнал флоту, выстрелил из двух орудий и, отрубив якорь-цепь, ушёл в сторону Камышовой бухты. "Владимир" и "Херсонес", разделившись, произвели выстрелы с обоих бортов, обстреляли пароходы, находившиеся в глубине бухты, и лагерь неприятеля. После этого без потерь вернулись на внутренний рейд Севастополя.

В 1898 году царским правительством было принято решение о переводе коммерческого порта Южной бухты в Стрелецкую. Южную бухту отдали под военную гавань. Это было ошибкой. В Стрелецкой бухте не было ни железнодорожной колеи, ни инфраструктуры для приёма кораблей. Севастополь потерял множество коммерческих пароходных линий, которые в основном ушли в Одессу. И при этом ни один броненосец уже в то время не помещался в Южной бухте.

Но толчок развитию порта, его причалов и складских помещений это дало. Уже в 1912 году на извозчике в Стрелецкий порт можно было доехать за 1 рубль 20 копеек, туда и обратно с простоем не более часа - за 2 рубля.

В настоящее время Стрелецкая бухта - практически центр Севастополя. Над ней с востока стоит построенный ещё в 1963 году Севастопольский приборостроительный институт, ныне Севастопольский национальный технический университет. Под ним на склоне к бухте вовсю идёт частное строительство коттеджей; в устье бухты высятся три многоэтажных дома; по восточному берегу достраивается один из лучших яхт-клубов города - база стоянки маломерных судов N 186, напротив строится ещё один яхт-клуб. Бухта, одним словом, - новостройка.

На западном берегу украсил склон Стрелецкой бухты построенный россиянами "московский квартал", красивые арки которого венчают множество домов для российских военных. Далее, в сторону запада, в парке Победы, который становится всё меньше и меньше, в то время как многоэтажных домов становится всё больше и больше, построена Банковская академия.

Между всеми этими новостройками чудом сохранилась береговая батарея N 15, называемая часто Стрелецким фортом или батареей Великого князя Михаила Николаевича. На её вооружении были 100-мм орудия. Дальность стрельбы - до двадцати километров. Проектом предусматривалось строительство трёх таких батарей: N 15 - на Стрелецком мысу; N 16 - в районе устья реки Бельбек; N 17 - на мысе Херсонес. Батарея была вынесена за пределы Севастопольской крепости, поэтому строилась как отдельный форт со рвом, защитным валом и противодесантной обороной. Интересно, что батарея состояла из двух полубатарей по четыре орудия - 15А и 15Б. Укрепление входило в состав южной группы береговых батарей Приморского фронта Севастопольской крепости. После введения в строй в 1935 году 30-й и 35-й береговых батарей с 305-мм орудиями батарея N 15 оказалась морально устаревшей.

Пушки были демонтированы, массив казематов стал использоваться как артиллерийские склады, башенных орудий на ней не было. В годы Великой Отечественной войны рядом была построена стационарная зенитная батарея N 74 на четыре 76-мм орудия, прикрывающая склады. На 1 июля 1942 года форт входил в последнюю организованную линию обороны, проходившую по западному берегу Стрелецкой бухты до перекрёстка дорог хутора Пятницкого. Сюда перевезли арсенал из Сухарной балки, здесь он и был уничтожен. Часть невзорванной батареи дошла до наших дней.

В начале декабря прошлого года мне довелось снова побывать на батарее. Памятник под открытым небом - вот первое, что приходит в голову. И если левый фас батареи представляет собой хаос взорванного бетона, то правая часть вполне пригодна для прогулок и экскурсий. Правда, слева и справа, в сорока метрах и ближе, уже построены и строятся новые жилые здания, но мне кажется, новостройки не как враги окружили этот бастион. И если нашим предкам после Крымской войны хватило мудрости на месте Николаевской батареи построить Приморский бульвар, я думаю, что создание Стрелецкого бульвара на месте Стрелецкого форта также будет мудрым и правильным решением, которое увековечит подвиг наших дедов и отцов в страшной войне.

Под батареей находится небольшая заводь. По щитам для учебных стрельб, там сохраняемым, это место называется Щитовая. Пара полузатопленных барж со щитами для стрельб давно "украшает" пейзаж этих мест. Но это - лучшее место для ловли кефали и барабульки. Далее весь Стрелецкий мыс занимают российские воинские части, в том числе одна из топливных баз флота.

Напротив, через бухту, видно красивое здание Военно-морской академии им П.С. Нахимова. В 1897 году решением специальной комиссии по развитию крепостей в этом месте было начато строительство форта на восточном берегу Стрелецкой бухты. "Признано весьма желательным устройство опорного пункта у Стрелецкой бухты. При соответствующем вооружении форт у Стрелецкой бухты может не только обеспечивать артиллерийскую защиту Казачьей и Камышовой бухт, но и содействовать обстреливанию возможностей фланговой позиции неприятельского флота", - таково было заключение предпроектной справки.

Укрепление строилось перед Первой мировой войной, было на 10 орудий и имело название Форт Литер А-5 (в последующем - батарея N 14). Это было отдельное полевое укрепление на гарнизон в одну роту с высоким валом и рвом. В центре было построено длинное здание караульного домика. С обеих сторон этого помещения были сделаны подземные ходы к полукруглым угловым казематам для фланкирования рва пулемётным и ружейным огнем.

Во время революции в 1905 году в форте содержали арестованных революционеров. После революции укрепление вошло во второй дивизион Южной стороны с четырьмя 152-мм морскими пушками. В дни обороны города в 1941-1942 гг. здесь располагалась стационарная батарея Б-13 на три 130-мм орудия. И находился КП 1-го гвардейского артдивизиона. Стационарная батарея вела огонь, пока не закончились боеприпасы к орудиям. С 30 июня по 2 июля 1942 года защитники батареи дрались в окружении и вызвали огонь на себя с 35-й береговой батареи.

Севастопольский историк Александр Неменко в путеводителе "Тени великого прошлого" пишет: "...последняя радиограмма командира батареи была: "Боеприпасов нет, фашисты атакуют, идем в контратаку. Прощайте, товарищи!" Один из участников боев в этом районе с немецкой стороны указывал, что солдаты пехотного полка, которые захватили батарею, согнали оставшихся в живых к стене правофлангового каземата и открыли огонь из пулемета. Действительно, стены каземата иссечены пулями. Вместе с батареей погибли командир батареи N 14 старший лейтенант Григорий Исаакович Халиф, военком батареи политрук Герман Андреевич Коломийцев и многие другие". На месте батареи установлен памятник погибшим.

В 2002 году рядом с территорией Военно-морской академии им П.С. Нахимова на восточном мысу Стрелецкой бухты был построен Центр регулирования движения судов "Севастополь". Центр занимается проводкой судов и кораблей, регулированием движения на рейде Севастополя. Мыс, на котором стоит ЦРДС "Севастополь", рыбаки называют Федотовым. В истории названия мыса существует версия, что название дали первые картографы Севастополя по дню церковного праздника - Дня святого Федота. Старожилы рассказывают, что в скале мыса была небольшая часовня с иконой святого, где всегда горела неугасаемая лампада. В настоящее время мыс сильно срезан для постройки причала и пляжа.

На восточном берегу Стрелецкой бухты в годы Великой Отечественной войны находились причалы службы ОВРа, охраны водного района Севастополя. Морское соединение имело в своем составе три дивизиона сторожевых катеров типа МО, 25 единиц катерных тральщиков, 18 единиц больших тральщиков типа "Трал" и "Земляк". Они активно участвовали в обороне города, высадке десантов, в эвакуации защитников Севастополя.

25 марта 1942 года на причале при обстреле снарядами на одном из катеров возник пожар, от гибели флотилию катеров и своих товарищей спас старший матрос Иван Голубец, сбрасывая глубинные бомбы за борт. С одной из последних бомб в руках он и погиб. Ивану Карповичу Голубцу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза, он навечно внесён в списки одного из воинских соединений Черноморского флота России; один из базовых тральщиков, который стоит в Южной бухте, носит его имя.

Конец бухты постепенно оккупировали маломерные суда. При СССР это были коллективы рыбаков-любителей; сейчас тут дружно стоят современные парусные, моторные яхты, немало и простых шестивёсельных ялов. Конец бухты многие годы занимало болото, на этом месте строятся дома, балка также практически застроена коттеджами. В конце её расположен мототрек, поросший травой; он, как и многие другие спортивные сооружения Севастополя, к сожалению, лежит в развалинах. А когда-то ведь собирал сотни любителей мотогонок! Далее балка плавно переходит в достаточно большой автомобильный Стрелецкий рынок и тихо теряется в дачных массивах Феолента. Центр города, одним словом.

 

 

http://slava.sebastopol.ua/2014.3.19/view/40969_streleckaya-buhta-streleckaya-balka.html

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Корабельная бухта и Доковый овраг

 

81882d7a2f83.jpg
Многовековой ледник, тысячелетиями сползавший в сторону Чёрного моря с юга, постепенно создал нынешний облик Севастополя. Крепкие породы камня, утесы, устоявшие под этим гнётом, составили сегодняшние вершины города, его балки, овраги.
Поднявшись на Исторический бульвар, смотря сверху с колеса обозрения, можно увидеть непоколебимые вершины Малахова кургана и Городского холма, высокие склоны Киленбалочных высот. Огибая эти холмы, множество севастопольских балок создали неповторимый облик города, многообразный по спускам и подъёмам, живописным видам на места боевой славы, где ковались доблесть и честь города во время его двух героических оборон.
Начиная с долины реки Чёрной, впадающей в Севастопольскую бухту, мы видим с запада длинную и глубокую Килен-балку. За ней ранее находился ныне частично засыпанный Доковый овраг, бравший свое начало в Корабельной бухте.
Спускающиеся в Южную бухту Лабораторная и Делагардова балки, как огромные авторазвилки, упираются в пересыпь, на которой находятся железнодорожный и автомобильный вокзалы.
Берущий начало в Артиллерийской бухте Городской овраг - Одесский, который, как и Южная бухта, делил город на две части, был таких размеров, что через нынешнюю улицу Очаковцев был построен мост, называемый Херсонесским - по названию дороги, что вела в том направлении. После Великой Отечественной войны овраг был полностью рукотворно засыпан остатками разрушенных домов города.
Красивое место для прогулок - длинная и извилистая Стрелецкая балка, конец которой уже исчез под одноименным автомобильным рынком, а обе стороны застроены частными домами и фазендами. Перекраивая город под собственные нужды, жители и военные моряки активно меняли облик местности, и многие балки уже исчезли с карты Севастополя.
Одно из таких грандиозных изменений ландшафта города произошло при строительстве нового Адмиралтейства на Корабельном мысе и сухих доков в Корабельной бухте. Нужда в обустройстве места для ремонта кораблей диктовалась временем и скоростью изменений, которые происходили в морской строительной архитектуре парусных кораблей.
Калибр пушек увеличивался, под них нужно было пространство, вот и раздавались в длину и ширину корабли. Раньше для их докования хватало простого килевания с наклоном корабля на специальном устройстве. При этом оголялся киль, чистился от ракушек корпус корабля, он конопатился, крылся медными листами в местах, где они были потеряны при посадке на мель или при других бедствиях.
С увеличением тоннажа и размеров судов это проделывать стало проблематично и часто приводило к разрушению фрагментов корпуса кораблей.
Адмирал Алексей Самуилович Грейг, будучи командиром Черноморского флота, с 1816 года ставит вопрос перед императором Александром I о строительстве доков в Севастополе. Нужно сказать, Грейг был деятельным адмиралом и имел в этом опыт; при нём, к примеру, происходит углубление русла реки Ингул в районе Адмиралтейства в Николаеве. При нём был построен и самотечный водовод из урочища Спасского, находящегося в четырех верстах от Николаева, который решил проблему водоснабжения города. И вот в 1818 году он обращается к императору Александру I с проектом двухкамерного дока в Севастополе для 100-пушечных и 75-пушечных кораблей. В эти годы уже строился Кронштадтский доковый комплекс, поэтому было на что равняться.
Сразу было выбрано место для строительства - в конце Корабельной бухты. Проект разработал гидротехт 12-го класса голландец Борис Васильевич фон дер Флис, причём двух видов. Во втором чертеже еще предусматривалось место под фрегаты. Однако с этим делом не спешили, и лишь в 1824 году француз инженер-подполковник Антуан Рокур де Шарлевиль заново составил новый проект, который предусматривал строительство уже девяти наливных доков с общим бассейном. Причём всё это сооружение предполагалось возвести над морем, и к нему шел двухкамерный шлюз. В проекте были заложены система наполнения доков от реки Чёрной и мастерские нового Адмиралтейства при доках.
Плюсов в проекте было много: решалась проблема водоснабжения города; строились доки на сухом месте, нужных размеров; за перемычкой устанавливались камеры шлюзов, которые самотеком заправлялись от реки Черной, перемещая корабли вначале по шлюзам в бассейн, наполненный пресной водой, а потом - в сухие доки.
Антуан Рокур кстати был тем самым строителем, который сооружал вышеназванный Спасский самотечный водовод в Николаеве, поэтому он прекрасно разбирался в вопросах строительства сложных гидротехнических сооружений. Все чертежи рассматривались в 1825 году в Севастополе, но всё оказалось зря: Александр I умер, бумаги о доках, не подписанные императором, нашлись в его переписке и были нерассмотренными возращены адмиралу Грейгу.
Автором следующего, уже реализованного, проекта был англичанин - архитектор Джон Уптон. В 1827 году он представил его комиссии. Количество доков уменьшалось до пяти, предполагалось построить камеру на три шлюза, убрать накопительные резервуары на трассе водовода. И всё завершить за четыре года. При этом экономия составляла от предыдущих изысканий 5 миллионов рублей.
Но в связи с начавшейся русско-турецкой войной 1828-1829 гг. рассмотрение проекта было опять отложено аж до 1830 года. Само строительство началось уже при Михаиле Петровиче Лазареве, главным строителем стал Джон Уптон. 23 июня 1835 года заложили нижний шлюз, а в следующем году приступили к каменным работам для двух шлюзов в отгороженном от бухты котловане. Строительство шло медленно. На три года задержало ввод в строй комплекса плохое выполнение кованых и литых деталей подрядной организацией из Англии, девяти шлюзовых и доковых ворот. Доковый комплекс был внушительных размеров, каждый шлюз (длина 71 метр, ширина 19 метров, высота стен 11,8 метра) позволял поднимать 120-пушечный линейный корабль на 9,15 метра.
Разводной бассейн, куда поднимался корабль, имел форму неправильного многоугольника шириной 92 метра, длиной по западной стороне 92 метра, по восточной - 128 метров. По обе стороны шлюзового канала располагались фрегатные доки N 1, 2, южнее бассейна - ещё три параллельных им дока для 84-пушечного корабля N 3 и для 120-пушечных кораблей N 4, 5. Бассейн, который планировалось заполнять пресной водой, был выложен бутовым тесаным камнем на 30-сантиметровом слое утрамбованной глины. Доки строились на свайных основаниях, поверх них укладывался штучный инкерманский камень.
В тех местах, где проходила линия киля, были заложены более прочные плиты из гранита. Стены доков имели по четыре каменных уступа, гранитные лестницы. С каждого дока выходили три трубы, по двум осуществлялся впуск воды из бассейна, по третьей - сброс воды самотеком в бухту. Для получения пресной воды был построен уникальный 18-километровый открытый водовод от реки Чёрной с двумя плотинами (на речке Чёрной, у деревни Чоргунь, и у Сапун-горы), пропущенный через два туннеля в скалах, пересекающий овраги и балки на каменных акведуках, частично дошедших до наших дней.
Водовод, однако, достроен не был из-за сильной фильтрации воды в грунт по мере движения к докам, посему к 1851 году до наливного бассейна вода так и не дошла. Для ее закачки стали применять английскую "водоналивательную машину" с паровым приводом. И только 30 января 1850 года вице-адмирал М.П. Лазарев доложил начальнику Главного морского штаба А.С. Меньшикову, что "...сего дня в 7 часов пополуночи окончены испытания Севастопольских сухих доков. 750-тонный транспорт "Березань" благополучно введён в один из фрегатных доков. Шлюзы оказались вполне удовлетворительными".
Пятнадцать лет понадобилось для строительства этого грандиозного докового комплекса Корабельной бухты. Одновременно была проложена гранитная набережная восточного берега, до мыса Павловского, на которой были построены магазины, склады для хранения дельных вещей парусных кораблей, провианта. Здесь же находился завод по производству сухарей для флота. Напротив бухты, уже на западном берегу, срыв за эти долгие годы верхушку мыса, строители на ровной площадке приступили к закладке нового Адмиралтейства.
Следует отметить колоссальный многолетний труд крепостных крестьян и матросов, которых в те годы называли "служители". Используя только кирку и лом, лопату и тачку, как муравьи, они везли взорванную порохом землю, мусор на баржи, что стояли у четырех специально построенных причалов. Потом эта земля перевозилась в устье Южной бухты, где использовалась для засыпания пресноводного озера и обширного болота.
Теперь на этом месте находятся железнодорожный и автобусный вокзалы, стоит церковь Святого Феодосия Черниговского, покровителя путешественников. Этот же грунт использовался для засыпки Докового оврага, что начинался у устья Корабельной бухты. Он огибал Малахов курган и шёл вверх, до современной автотрассы на Симферополь.
Срытым грунтом расширились Корабельный и Адмиралтейский мысы. В море грунт не бросали: со времён Петра I действовал указ о запрещении засорения гаваней - вот так-то!
Но воспользоваться этими колоссальными по своим затратам сооружениями на долгие годы не было суждено. Уже в 1855 году союзники, захватившие Южную сторону Севастополя, восполняя свои убытки от войны и осады Севастополя, демонтировали шлюзовые ворота, ограбили Адмиралтейство, разорили весь Севастополь. Специально направленными взрывами были разрушены доковый комплекс и шлюзы, уничтожена инфраструктура верфи. Всё это делалось для препятствия возрождению Черноморского флота России в будущем.
Печальное зрелище представляла Корабельная бухта после Восточной войны (1853-1856 гг.). Напротив набережной корабельных магазинов торчали из воды мачты утопленных прямо у пирса бригов "Язон", "Аргонавт", "Эндимион", "Неарк". В самом Адмиралтействе стоял сгоревший корпус парохода-фрегата "Корнилов", бывшего турецкого "Перваз-Бахри". Интересно, что в эти годы бухту часто называли бухтой корабельных магазинов или коротко - бухта Магазинов. После войны позорный Парижский договор от 18 марта 1886 года запрещал России иметь военно-морской флот на Чёрном море, в самом Севастополе было запустение, и только туристы приезжали посмотреть на развалины города.
Толчок к восстановлению доков Севастопольского адмиралтейства дало создание 3 августа 1886 года Русского общества пароходства и торговли (РОПиТ). "Быть посему", - написал на полях устава общества император Александр II, большой демократ и учредитель многих республиканских правил для России.
История РОПиТ - интереснейшая страница из жизни царской России. Созданное как акционерное общество, куда акционером вошел и сам царь, общество имело преференции и покровительство Его императорского величества, а также ещё и доплату за пройденные мили. Например, правительство России доплачивало за каждую пройденную милю по маршрутам Одесса - Марсель по 3 рубля 49 копеек, Одесса - Триест - по 4 рубля 74 копейки. Всё это позволило частному пароходству быстро стать монополистом и на многие годы - главным действующим лицом на перевозках грузов и пассажиров на Чёрном и Средиземном морях.
Соответственно пароходству понадобилась ремонтно-строительная база, которая и была создана в 1858 году на территории Севастопольского Лазаревского адмиралтейства с освобождением от оплаты аренды. Уже в 1861 году вошёл в строй большой Мортонов эллинг, успешно просуществовавший до Великой Отечественной войны. Предприятие получило название "Севастопольское адмиралтейство РОПиТ". К 1863 году к югу от эллинга были построены механическая и литейная мастерские, а с восточной стороны - трехпролетная судостроительная мастерская с плазовым участком и котельной. Всё это позволило обеспечивать судоремонт и постройку новых кораблей мощностью до 400 л.с.
В эллинге началось строительство металлических пароходов, в 1869 году здесь сошёл со стапеля первый из них под оригинальным названием "Первенец". В 1871 году были отменены ограничительные пункты по Парижскому договору, и для Севастопольского адмиралтейства началась эпоха строительства военных кораблей, начиная с миноносок и заканчивая эскадренными броненосцами типа "Чесма", "Синоп". Военные подряды всегда были выгодней гражданских. К этому времени понадобились сухие доки для ремонта. Не в Турцию же было ехать проводить докование?
10 января 1883 года началось строительство 180-метрового западного дока. Для этого была сделана перемычка, за ней вырыли котлован и построили сам док, названный Алексеевским. Его строительство обошлось в 2 миллиона 390 тысяч полновесных царских рублей, закончен док был 30 апреля 1886 года, одновременно за 500 тысяч рублей была сделана головная часть восточного дока. Строителем был инженер-полковник Алексей Николаевич Чикалев. В техдокументации строительства читаем: "Под дно дока с одеждами забиты сваи, покрытые бутовой кладкой на цементе, на которой дно и стены сформированы из бетона, а головные части с входами облицованы гранитом, как равно и верхний кордон проложен из гранитных камней. Вход в док запирался механическим затвором, катающимся на рельсах. Все железные и стальные части оцинкованы для предупреждения от ржавчины".
Док заполнялся водой центробежными помпами за 8 часов. Работы с подряда производил почетный гражданин Сергей Кундышев-Володин, затвор дока поставил брянский завод, помпы были доставлены из Англии с заводов Джона и Генриха Гаин.
Бетонные работы оказались самыми дорогими, обошлись в 936 889 рублей. Для сравнения: перемычка обошлась в 39043 рубля, свайное основание - в 122595 рублей, гранитные работы - в 293829 рублей, машинное здание - в 99216 рублей, а сами машины, помпы - в 8158 рублей. В 1887 году вступил в строй восточный док - Александровский. Подрядчиком был будущий почетный потомственный гражданин Севастополя Алексей Максимов, зять коммерции советника Сергея Кундышева-Володина.
К слову сказать, сухие доки, которым более ста лет, верой и правдой служат до сих пор. Этим летом в западном доке проходил плановый ремонт флагмана ВМС ВС Украины фрегата "Гетман Сагайдачный". Главный архитектор Севастопольского Морского завода им. Серго Орджоникидзе Борис Васильевич Савченко рассказывал, как в 60-е годы прошлого столетия он руководил ремонтом вначале северного дока, а по окончании планово ремонтировались западный и восточный доки. Если в северном доке пришлось забивать шпунт и делать перемычку от моря для ремонта (док был взорван в годы Великой Отечественной войны), то в Корабельной бухте для ремонта этого делать не пришлось.
Вначале водолазы очистили дно Корабельной бухты от снарядов и бомб, которых было немало. Потом на два метра произвели углубление дна перед доками, чистку его от нефтепродуктов, накопившихся за годы эксплуатации. Далее укреплялись дно и тело доков. Для этого сверлились отверстия в доке, а потом под давлением нагнетался сульфатный бетон, раствор которого цементировал все вокруг. По словам Б.В. Савченко, удивительно качественно были сделаны стены и основания доков, которые пережили не только долгие годы эксплуатации, но и бомбовые удары в годы Великой Отечественной войны. До сих пор Борис Васильевич восхищается гранитом с украинских месторождений, которым облицованы доки. Эти граниты использовались и как щебень для добавки в бетонную смесь, дав долгую жизнь этим сооружениям.
За доками Корабельная бухта плавно переходит в ныне засыпанный в её низовье громадный Доковый овраг. Сам овраг, до революции имевший название Кладбищенская балка, идёт практически до трассы Севастополь - Симферополь, его размеры хорошо видны, когда едешь на автомобиле по пересыпи между улицей Горпищенко и проспектом Победы.
Кладбище, которое находилось за бывшим кинотеатром "Севастополь", возникло во время Крымской войны между тыловой частью Малахова кургана, Корниловского бастиона, батареей Будищева и улицей Госпитальной. Оно было засыпано в процессе строительства нового микрорайона, кинотеатра и футбольного стадиона. В настоящее время сложно представить, какой была Корабельная бухта многие годы назад, но по-прежнему здесь стоят, ремонтируются и готовятся к плаванию корабли.
Пожелаем же им семь футов под килем!

 

 

http://slavasev.ru/2014.2.26/view/40738_korabelnaya-buhta-i-dokovyy-ovrag.html

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Присоединяйтесь к обсуждению

Вы можете опубликовать сообщение сейчас, а зарегистрироваться позже. Если у вас есть аккаунт, войдите в него для написания от своего имени.

Гость
Ответить в тему...

×   Вставлено в виде отформатированного текста.   Вставить в виде обычного текста

  Разрешено не более 75 эмодзи.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отобразить как ссылку

×   Ваш предыдущий контент был восстановлен.   Очистить редактор

×   Вы не можете вставить изображения напрямую. Загрузите или вставьте изображения по ссылке.

Загрузка...

×
×
  • Создать...